Акаллабет. Падение Нуменора.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Митлонд » [Дворец] Тронный зал


[Дворец] Тронный зал

Сообщений 61 страница 76 из 76

61

Эктелион выслушал владыку и молвил.
Будет ошибкой если я откажусь от посещения храма знаний. Улыбнулся эльф. Но, разве это всё, Гил-Гэлад. Задумался на секунду нолдо и осанвэ обратился. Но, мне почему-то кажется что это не всё задание… Не правда ли?.. Ведь отправить приглашение и поздоровление может и один из твоих верных гонцов, которых невозможно рагворить даже крепким вином из твоих подвалов. Совет… Три эльфийских кольца соберутся вместе. И вправду, время… время летит.. летит и несёт на своих крыльях столько боли… Боли которую замечаешь только тогда, когда потеряешь что-то важное…
Слегка расправив небольшую складку на плаще, Эктелион взглянул в глаза Гил-Гэладу.
Если я отправляюсь, то возьму с собой максимум небольшой разведотряд, точнее я вообще бы взял только одного-двух эльфов. Небольшую группу труднее найти… Я конечно же могу отправится и сам, но даже небольшая компания ускорит путешествие. Выделение нескольких эльфов мне в свиту возможно?
Услышав ответы на вопросы, Эктелион получил всю необходимую информацию и элегантно поклонившись, покинул тронный зал, отправившись в конюшню. Ну что же, в путь!
-----------) Митлонд. Окрестности.

0

62

Все спокойно в Митлонде, все всегда спокойно среди белых стен этого дивного города эльфов… Вот только ветер для авари стал чуть холоднее, да воздух гуще, уже не так легко дышится в гаванях и садах, даже птичий голос и тот поменялся, зазвучав тише, словно бы опасаясь быть услышанным. В светлый край пришла беда.
Даэнен всегда была подобна тени, в честь которой избрала себя имя, она неслышно скиталась по самым дальним уголкам Митлонда, слушая и запоминая, чтобы после записать рунами чужого языка на пергаменте историю западных земель. Но сгущающие тучи нарушили привычный уклад её жизни, заставляя все чаще появляться во дворце, оставляя позади более привычные леса и сады. Очень тихо ступая, точно в любой момент ожидая удара, авари шла по залам и коридорам обители правителя. При оружие и уже не легкомысленно босая, укутанная в плащ и с колчаном стрел за спиной, казалось, что дочь Востока готова снова отправиться в путь.
Вдалеке мелькнул светлый лик Эктелиона, покидающего тронный зал. В груди что-то болезненно ёкнуло, все происходящее не слишком нравилось Даэнен, хотя кому может понравиться перспектива прогулок темных маяэ по городу светлых эльфов?
- Ох, не нравится мне, откуда дует ветер, - пробормотала себе под нос авари, замедлив шаг, чтобы не столкнуться с мудрецом. Он явно спешил, да и сказать по правде, дочери Востока не слишком хотелось сейчас разговаривать с советником короля. Не то было время.
Двери во дворце никогда не скрипели, словно бы время оставалось бессильным перед творениями эльфийских мастеров. Самой Даэнен пришлось изрядно помучиться, заставляя петли в её доме поскрипывать при открытии, она предпочитала знать, если к ней кто-то приходил. Конечно, войти в тронный зал незамеченной она не могла, это была не её территория, так что дева даже не потрудилась скрыть своё присутствие.
- Владыка, я не помешаю? – подчеркнуто вежливым тоном обратилась она к королю, смягчив слова улыбкой на губах. После всего случившегося играть на милости правителя города было глупо и неосмотрительно.

0

63

Когда благородный лорд Эктелион покинул зал, сюда вошла Даэнен. Что удивительно, с ней было её оружие, как будто вот-вот из угла выскочит орк или какие-нибудь тёмные майар. Майр… при первой мысли об этих друзьях общего Врага, Эрейнион разозлился, но сразу же успокоил себя. Сейчас одна из них сидит в его темницах, в башне на севере Митлонда. Видимо, она ещё долго там пробудет, пока не развяжется язык. Но не стоит говорить и пока думать о таких серьёзных вещах, когда у короля в тронном зале такая милая гостья. Интересно, для чего Даэнен пришла сюда поговорить? Она же говорить сейчас собралась, это понятно. Ещё она не была босой. Видимо недавний случай очень встревожил деву. И стоит заметить, не её одну.
- Нет, благородная Даэнен. Я рад видеть тебя.
Гил-Гэлад ждал, когда откроется причина прихода. Ему было интересно, хотя он был счастлив и просто поболтать с теми, кто ему нравился. А Даэнен всегда была интересным и умным собеседником. За разговорами они и познакомились, много лет назад, когда Тьма не омрачила насколько земли Средиземья.
Затем эльф улыбнулся, встал с трона, и направился к столу, который стоял у левой стены. Так будет проще говорить. Первым делом сын королей пригласил даму присесть за её место.
- Присаживайся,- сказал он.
Вино эльф не стал предлагать, смотря ещё, как сложится разговор. Да и дела есть на вечер и следующие у Гил-Гэлада, и стоит подумать на чистую голову, как их лучше решить. Например, та же тёмная крылатая тварь. Ещё покоя государю не дают вести из Нуменора. Король отправился в свой великий поход.

0

64

Даэнен не заставила себя ждать, сразу после приветствия перейдя к делу.
- Владыка, я пришла поговорить о пленной темной деве... и не только.
После этих слов король молча встал со своего трона и отошел к столу, стоявшему неподалеку, о, почти приглашение к неофициальной беседе. Авари последовала за мужчиной, но только после его приглашения заняла одно из свободных мест. Эти чертовы правила этикета, почему-то в этих светлых стенах от них становилось только хуже, словно на шею тебе закидывают аркан. Слишком много негласных правил, подлежащих выполнению везде и всюду, как же недоставало ночей у костра в лесной чаще, там не было ни королей, ни слуг, все сидящие были равными, не взирая на кровь в их венах.
Но из воспоминаний и былом дочь Востока быстро вернула себя в мир настоящий.
- Владыка, что вы намерены сделать с ней? И чем это обернется для Митлонда? – Даэнен и сама не ожидала, что голос её прозвучит так спокойно и как-то тяжело, она не без сожаления ощутила, как легкость авари покидает её, уступая место тяжести прожитых веков, оков пережитого опыта.
- Грядет война, не так ли… владыка? – золотые глаза впились в лик короля, словно читая написанное и скрытое. Дева ждала ответа, который сама уже знала.
Она никогда не была воительницей, да и целительницей не могла себя назвать, её оружием было слово и только слово, и она не хотела вспоминать какого это, проливать чужую кровь на полях брани. Ей можно было уйти, Митлонд стал для неё приютом, но не домом, а дела Запада не были её заботой… Что это? Малодушие? Трусость? Безразличие? Хорошие вопрос, которые авари задавала себе уже какое-то время, решая, что же ей делать дальше. Долг призывал остаться и принять бой, но сама природа противилась такому решению, ведь оставшись здесь, она непременно впутается в кровопролитную войну!
Душа не видевшей чужого света сейчас балансировала на тонкой иголочке, не смея склониться ни в одну из сторон. Быть может слова короля, его глаза и лик смогут помочь ей сделать выбор.

0

65

Гил-Гэлад выбрал для себя кресло напротив Даэнен. Сидя будет легче общаться с другим эльфом, особенно прекрасной дамой, которой по этикету всегда нужно предлагать сесть. Что он и сделал. И теперь, когда она заговорила о тёмной майэ, и задала вопрос, который, похоже, давно мучил её душу, государь нисколько не удивился. Он и так и думал, что вестись разговор будет об этой нежеланной гостье, которую заперли в высокой башне, не желающей рассказать, кто она и откуда. Но и гоблину понятно, что только из Мордора могла прийти такая напасть, и только айнур умеют менять свои облики, как пленница. Гил-Гэлад, здравомыслящий эльф, прекрасно это понял. Но что делать с майэ – не решил.
В зале повисла пауза. Король взглянул Даэнен в глаза, сейчас в его очах не было той усталости, которая была несколько месяцев назад. Тревога развеялось, но за ней пришло беспокойство. Особенно трудно было найти ответы на два вопроса – что делать с майэ, и как отнестись к войне с Нуменором. И, пожалуй, со вторым не так тяжело, как с первым. Государь ещё раз припомнил последние дни. Но прозрения всё так и не пришло.
- Мудрым предстоит принять тяжёлое решение. У нас есть право – участвовать в войне, или нет. Майэ, что у нас в плену, ещё сидит там, и, похоже, просидит ещё долго. Сколько – я не знаю. Но если бы с её уст стало что-то известно, это принесло нам пользу.
Эрейнион взглянул в закрытое окно. Там пролетали две чайки, летящие над гаванью, к морю. Как им легко, они думают только о море и ветре. Если бы эльфы имели крылья, они могли бы понять, что чувствуют эти прекрасные, белые существа.
Отвлёкшись на секунду от тяжёлых дум, государь повернулся снова к Даэнен. Тон его стал менее серьёзным.
- Даэнен, если ты хочешь узнать, что я думаю, то нам на войне не место. Она не наша. Пусть люди, которые развязали её, рискуют жизнями, и бьются с Владыкой Тени. Но не мы, потому что у нас даже помощи не попросили. Но эльфы и тогда б её не дали, Нуменор давно перестал быть нашим союзником. Всё решит совет, который состоится вскоре. Скоро сюда прибудут Келеборн и Галадриэль, и другие Мудрые.
Также, мы будем решать, что делать с майэ. Но отпускать её нельзя. А это значит, её либо придётся держать вечно, а это невозможно, и ставит нас в опасное положение, либо…

Эрейнион не стал договаривать. Понятно, что её придется, скорее всего, лишить облика. Убить майэ невозможно, но избавиться от неё другим способом, похоже, нельзя. Можно понять государя, сейчас он принимает очень трудный выбор. Остаётся надеяться, что Совет решит, что делать.
- А почему ты спрашиваешь?- поинтересовался нолдо у золотоволосой девы.

0

66

Даэнен откинулась назад, уперлась локтями в изящные подлокотники кресла и сцепила пальцы в замок. Из-под полуопущенных век сияло золото задумчивых глаз, авари обдумывала слова повелителя, взвешивая все за и против. Он говорит, что эта не их битва, как опрометчиво, неужели он верит, что огонь войны можно ограничить только одной землей или одним народом? Тогда почему она, дочь далекого и чужого Востока должна ввязываться в это безумие? Не лучше ли вернуться в родные земли и забыть о Западе как о страшном сне?
- Потому, что для меня эта война ещё более чужая, чем для вашего народа, владыка, - спокойно ответила дева, смотря невидящим взглядом куда-то в стол. Тени легли на её светлый лик, заставляя привыкшие к сумеркам глаза сиять неким внутренним светом. – И я не верю, что этот благостный край останется нетронутым. Не зря сюда подослали темную, не зря так рисковали, отправляя её в край светлых эльфов. Темный Владыка перебьет всех поодиночке, сыграв на гордыне и упрямстве правителей.
Очи авари впились в правителя, точно взгляд хищной птицы. Древняя знала о чем говорит, она повидала множество воин, испив кровавую чащу вражды до дна, пусть не таких масштабные, но всегда развивающиеся по единому сценарию битвы были знакомы ей, многие из них Даэнен записала для потомков своей рукой.
- Рано или поздно, война докатится и сюда, одно дело умереть плечом к плечу храбрецами и мудрецами, но совсем иное кануть в небытие загнанным в угол зверем на пару с горделивыми глупцами. Я не желаю для себя последнего, потому мне важно знать какое решение примут Мудрые вашего народа, - в голосе проскальзывали стальные нотки, эта дева уже приняла для себя решение, оставалось только выбрать место и время, где её стрелы и клинки споют свою погребальную песню врагам.
- А майэ… её не удержать здесь вечно, это верно, но вот как раз судьба этого существа меня волнует менее всего, - последовала небольшая пауза, после которой авари хищно усмехнулась, чуть склонив голову набок, - пока мы сами не уподобимся ей, владыка. Надеюсь, что вы не забудете, в чем разница между ними и нами, и что значит быть Первыми Детьми Эру…
Можно сказать, что авари забылась, сейчас ей вспомнились войны её народа, когда на златокудрой голове вместо венца красовался шлем, а рука сжимали залитую кровью братьев сталь. Жизнь священна, но защищая её, иногда приходится убивать, и лучше уж биться со всеми, чем после гордо погибнуть в одиночестве.

0

67

Гил-Гэлад мрачно взглянул на авари, и в глубине его глаз вспыхнул небольшой, но яркий огонёк. Затем он сказал, спокойно, но вызовом:
- Да, я бы тоже предпочёл смерть мудрецом и храбрецом, но не безумцем! Я бы сражался за правое дело, борьбу против тени, которая нависло и давит на жителей Средиземья, но не буду сражаться за власть над кем-то и желание возвыситься! Не Старшие Дети отвернулись от законов, которые начертал нам Единый. Видимо правы в чём-то были некоторые из моих подчинённых, прошлые приверженцы сыновей Феанора, люди глупы и слепы. Но я не оставляю надежду, что когда-нибудь, мы будем вместе, как друзья, нет, как братья! Есть у них ещё свет, остались те, кто не забыл, кто учил людей в прошлом, кто возвысил над остальными аданами, и кто дал им их далёкий остров. Остальные – отвергли свой путь и хотят отречься от природы, которая сделала их смертными. Рядом с друзьями и братьями я буду сражаться, но не с глупцами. Монета войны обоюдная.
Иногда Даэнен любила злить короля, не специально конечно, лишь высказывая своё личное мнение, но он также признавал её очень полезной. Философские споры и взгляд на проблему с разных сторон, ещё никому не повредил.
Что касается майэ, Гил-Гэлад не знал что ответить. Убить её будет варварством, и показанием, что эльфы народ не такой уж добрый. Но такую же миссию выполняют и странники на границах, например, Зеленолесья, выпроваживающие чужаков, а тех, кто несёт в себе зло, убивающих. Эльфы светлый народ, но это не значит, что он мягок.
"Но она права, я веду себя сейчас как обычный политик. Такой шаг, как сохранить ей жизнь, даёт Саурону повод объявить нам войну. Но разве он и без него не сможет напасть?"
Эльф вздохнул, опустив глаза. Он немного успокоился.
- Что делать с майэ, решит совет. Но она заслужила не лучший наш приём. Хотя и этот, намного лучше, чем те, которые устраивают эльфам и людям в темницах Барад Дура. Не стоит равнять нас с Врагом. Это не так.
Затем Эрейнион снова поднял глаза на Даэнен. Он был уверен, что действует и думает правильно, но не откидывал и того, что сказала она. И не только она, но и другие. Есть ещё Кирдан, будут скоро остальные мудрые.
- Совет будет вскоре,- сказал государь.- Скорей всего эльфы не будут участвовать в этом конфликте. Зная силы Нуменора, я скорей поверю, что они раздавят орков своей бронёй, чем они их числом. Даже сто тысяч этих тварей ничего против рослых мужей Эленны.
Стоило ли добавить, что Гил-Гэлад и не думал просто сидеть и ждать, пока их разобьют по одиночке? Светлые эльфы всегда начеку, всегда готовы к неизбежности. Но трудно побрататься с тем, кто разбил все твои надежды в прежних эпохах? Почти все…

0

68

- Законы? Многие из моего народа могут поспорить с этим утверждением, владыка, но в этом суть сейчас. В своё время и Первые Дети пошли против своей природы, а эльфы Запада успешно ослушались валар, так что не нам судить их, такого права Создатель нам не давал. И до тех пор, пока вы и такие как вы будете считать людей глупцами, мы никогда не будем братьями, умерьте своё высокомерие, владыка… Один раз гордыня уже привела к большой беде, не позволяйте праву первородных затмить ваш взгляд, ибо у нас его просто нет и перед взором Создателя все мы равны.
Отец не должен любить одного ребенка сильнее, чем второго, потому Даэнен и была уверена в своих словах. Все свои творения Эру Великий одинаково любил, отведя каждому свою роль в этом мире, а утверждать, что одни к нему ближе, нежели другие –вздор и гордыня! Со всеми он говорит, просто с каждым по-своему, невидимой рукой направляя неразумных детей своих. Вот во что верила авари, не делающая различий между человеком и эльфом, потому сейчас слова короля не пришлись ей по душе, да только не стала дева продолжать разговор в этом ключе, все, что должно было быть сказано, уже прозвучало в этом зале.
- Совет? – тонкая золотая изогнулась. – Хорошо, но что бы вы выбрали? Помиловали и обрекли на вечное заточение или уничтожили её физическую оболочку? Что, владыка?
Золотые глаза не покидали лица короля, читая каждую морщинку и черточку, каждую тень. Авари терпеливо ждала ответа, решая что-то лично для себя. Носивший корону должен уметь самостоятельно принимать решения, иначе он просто недостоин своего титула, так что же выберет этот неулыбчивый эльф? Даэнен была недвижима, точно статуя только вспыхивающие огни на дне голубых глаз свидетельствовали о жизни в этой оболочке. Тени на светлом лике дочери востока все сгущались и сгущались, но вместе с тем очи разгорались все ярче.

0

69

Не только людям, но и эльфам не нравятся, когда их принимают за тех, кем они на самом деле являются. Гил-Гэлад – сильный лидер, вождь своего народа, и высокомерным его ещё никто не называл, кроме этой золотоволосой девы. Он редко когда называл людей глупцами, к тому же, в душе относился к ним как действительно, братьям, младшим. Он принимал верных в гавани в последние тысячелетия, и не думал закрывать перед ними границы своей страны. Но тон Даэнен был не слишком предрасполагающий к вежливости, и на это эльф обязательно указал, если бы перед ним не сидела сейчас его давняя знакомая, при том, гостья с Востока, авари.
Ещё трусом нолдо никогда не был, он обладал мудростью, которая не доступна многим молодым эльфам. Поэтому предпочёл не обидеться, лишь улыбнулся, и ответил на эти слова мягче, но, давая понять, что это твёрдый, и окончательный ответ в этом споре.
- Дорогая и благороднейшая Даэнен. Законы Единого нам известны лучше, чем тебе. Это не желание тебя обидеть, но, правда. И если гордыня приведёт кого-то к беде, то не нас, и не в ту гавань ты когда-то зашла, чтобы найти её. И мы не будем поддаваться безумию. Мы не выступим на стороне людей в этой войне. Это не наша битва, возможно, она придёт вскоре. Но не сейчас.
Затем голос эльфа стал более твёрдым.
- Чтобы я выбрал? Я выбрал то, что лучше будет для своего народа, и что не затмит его честь, не принесёт потом большой беды. Если нужно, я обреку майэ на смерть тела, уверен, она заслужила и не такое. Но она не умрёт всё равно. Была бы моя воля, я бы отправил её на Запад, но, боюсь, Врата Ночи не скоро ещё откроются, и не примут там такой «подарок». Но отпускать её будет самой большой глупостью.
Впрочем, спешно и опрометчиво поступать я не буду, решение появится только после окончания совета.

Теперь Гил-Гэлад смотрел уверенно и решительно в глаза собеседницы, полагая, что он действительно прав, а она некоторое не так поняла, а на некоторое смотрит совсем в другом свете. Видимо эльдар и авари действительно сильно отдалились друг от друга за годы разлуки.

0

70

И снова тронный зал перед глазами утомившегося генерала, который мечтает отдохнуть и хорошенько подкрепиться. Но прежде как всегда стоит долг, нужно сначала доложить информацию своему королю, это не должно занять много времени. Пустяки, главное, чтобы Гил-Гэлад не был занят, иначе придется стоять и ждать, а у Дунедхил еле на ногах стоит. Эти два месяца утомили его, отдыха практически не было, плюс под конец длинная дорога, лошадь устала на половине пути, пришлось спешиться и идти рядом с животным. Плюс та история с отрядом разведчиков. Пришлось брать группу ратников из гарнизона Луна и идти их искать. Обошли всякие земли, даже Дунедхил подумывал о том, что их взяли в плен. Однако, отряд просто столкнулся где-то в Синих Горах с горным троллем, из-за чего пришлось обходить местность. Они вернулись за шесть дней раньше Дунедхила. Генерал чуть не лопнул от ярости, когда узнал об этом. Нолдо должен был совершить задание за пару дней и отправится обратно в столицу, дабы донести вести королю. Но на истории с развед-группой все не закончилось. Дунедхилу пришлось проторчать на Луне ещё месяц, так как прежний командир гарнизона на Луне отправился с Митлонд по каким-то там важным делам. Генерала до сих пор волнует, что это за важные дела, ибо вернувшийся воевода не стал об этом говорить, да и Дунедхилу было некогда, он желал только одного: как бы побыстрее уехать в Митлонд.
"Король наверное злой. Ну правильно, у него есть на это причины. Лучше не буду говорить об истории, приключившуюся с разведчиками. Н-да, как бы вообще да сотника не понизили за такое долгое отсутствие". - с этими мыслями в голове генерал вошел в тронный зал и опустив голову подошел к Эрейниону, по пути кивнув Даэнен в знак приветствия. У него не было сил даже не лишние слова, да и не подобает пред государем отвлекаться на такие мелочи как приветствие. Однако он уважал Даэнен и не поздороваться с ней никогда себе не позволял.
- Здравствуйте, мой король. Я принес вести с Луна и отдал приказания пограничникам известить вас о прибытии вашего посланника, - промолвил он учтиво и не слишком громко, - Я задержался на долгое время, мне пришлось по некоторым обстоятельствам сменить капитана лунского гарнизона. Я надеюсь, вы простите мне это, я не мог оставить Лун без присмотра, - договорил он и перешел к делу, - Окрестности в безопасности, улучшена оборона. Было выслано подкрепление из Митлонда, численностью в полторы тысячи ратников. Сделано по вашему приказу, милорд. Местность охраняется бдительней; разведывательные операции стали проводиться чаще. Был пойман вражий лазутчик, убит по моему приказу, ибо выбить из него нужную нам информацию не удалось, скорее всего он и не знал ничего полезного. Укрепление границы было проведено: надежные стены готовы сдерживать врага до подкрепления из столицы. Лично мной были назначены новые командиры, проверенные и верные государству элдар, в их я не сомневаюсь. - на этом Дунедхил закончил. Вроде он сказал всё, теперь нужно лишь услышать слова Гил-Гэлада, а потом можно отправиться и отдохнуть в свои покои.

Отредактировано Дунедхил (2011-03-08 01:30:39)

0

71

Король всегда отличался упрямством и некой надменностью, иногда Даэнен просто удивлялась насколько слепыми стали Западные братья после жизни в Благом Крае. Не зря некоторые из авари считали своих далеких братьев глупцами, а то и предателями, отрекшимися от истинного пути ради данного валар.
Но спорить с владыкой всегда было гиблым делом, он умудрялся оставаться глухим и слепым ко всем словам, упорно настаивая на своём, потому дева Востока лишь вздохнула и покачала головой, не став ни оправдываться, ни упрекать. Она чувствовала, этот мужчина уже принял свое решение и не переменит его, вот только что теперь делать ей самой во всей этой истории?
Но вот в зал вошел Генерал, и дева обратила свой золотой взор на него. Она кивнула в ответ и предпочла умолкнуть, давая прибывшему выговориться… И Даэнен не понравилось услышанное, если враг уже подсылает шпионов и лазутчиков на территорию, то неужели кому-то ещё не ясно, что война началась? Авари опустила голову, прикусив губу, жаль, что не удалось допросить нарушителя, теперь многие вопросы останутся без ответов, а это может обернуться непоправимой катастрофой для всего Митлонда. Создатель, пусть её подозрения будут напрасны.
Дева посмотрела на владыку, вопросительно изогнув тонкую бровь, вполне возможно, что ей лучше покинуть сейчас зал. Дела государственной обороны не для чужих ушей, да и их разговор можно было считать законченным, авари получила все интересующие её ответы.

0

72

В зал вошёл Дунедхил и предстал перед государем со своей небольшой речью. В ней он рассказывал о делах на границе, о пойманном лазутчике и сделал свой доклад. Эрейнион смотрел на него, не услышав, признаться, ничего нового, кроме одного – шпиона. Но это нельзя считать началом войны. Саурон не идиот, чтобы воевать сразу на два фронта. Он всё-таки гениальный полководец, а не какой-нибудь второсортный командир. Будь король эльфов на его месте, то он бы близко не подошёл с армией к границам Линдона, когда на тебя идёт такая армада с моря. Интересно, ему уже известно, или нет о ней? Оставалось надеяться, что это не так и люди победят, принеся недолгие мир в Средиземье.
- Спасибо, Дунедхил. А теперь ты можешь отдохнуть здесь. А потом я тебе поручаю заняться нашей армией. Она давно не видела своего военачальника.
Гил-Гэлад кивнул. В это время в зал вошёл молодей телери, с серебристыми волосами – стражник, и поклонился. В руках он держал письмо, которое протянул к государю.
- Это вам передали, владыка! От посланца из Ривенделла, который стоит за дверьми.
Государь внимательно и удивлённо посмотрел на пергамент в своей руке. Неужели от Элронда появились какие-то вести? Замечательно! Их очень давно ждут здесь. Встав со своего места, и пересев на свой украшенный трон, владыка раскрыл письмо и начал читать.
Когда Гил-Гэлад прочитал последнею строку, он невольно усмехнулся. Вообще-то, кое-что важное произошло, и Глорфиндел должен знать об этом. Покушение на короля нолдор не стали скрывать от мудрых. Но вот нужен ли светоносный генерал здесь? Естественно! Вскоре будет великий эльфийский совет, и известить мудрых в Имладрисе отправился Эктелион. Он наверное уже собрался в путь.
"И кто, кроме него, сможет заняться всей армией полностью? Разве что Дунедхил, но я ему это не поручал, лишь войска здесь".
Взяв в руки перо и написав быстро ответ, выводя литеры впрочем, аккуратно и искусно, он протянул его стражнику. Тот снова поклонился и вышел.
Эрейнион повернулся к Дунедхилу.
- Послание от Глорфинделя. Я приказал ему ехать сюда.
Затем нолдо взглянул на Даэнен. Интересно, как она себя чувствует? Не приняла ли слова эльфа как обиду? Но он всё-таки стоял твёрдо на своём решении. Будь поход эльфов на Мордор, люди бы даже пальцем не пошевелили, чтобы им помочь. Лишь слышны от них крики укоры, наполненные злостью. Это аданы ослепли, а не мудрые.
- Дунедхил,- неожиданно громко обратился правитель к своему подчинённому.- Как считаешь, что будет делать Саурон?
Может три мнения лучше двух? Но начать следует с простого вопроса.

0

73

Леди Даэнен не произнесла ни слова. Наверное, посчитала что сейчас король должен выслушать Дунедхила. Он бросил на неё уважительный взгляд, а потом снова посмотрел на короля. Вести, видимо, Гил-Гэлада не удивили. Но лазутчик говорит о многом: Саурон интересуется землями эльфов, да ещё и очень сильно, раз отправил разведку прямо к Луну. Видимо, лазутчик хотел пересечь реку и пройти дальше, но его остановили и поймали, а позже убили. Более Дунедхил не молвил, ибо сказать ему было нечего.
Может, можно уже идти отдыхать? Денек выдался не из легких. Хм, нет, лучше дождусь окончательного слова короля, а то потом опять вызовут.
В тронный зал вошел стражник, передав Эрейниону письмо. Обычное дело, которому генерал не придал большого значения. Он погрузился в раздумья, практически не замечая вокруг себя ничего. Тому была вина и усталость, но стойкий нолдо пытался её скрывать. Так что король не мог понять, нужен ли Дунедхилу отдых. Вскоре сквозь свои мысли он расслышал голос государя. Письмо было от Глорфиндела. Долго он задержался в Ривенделле. Но пока ему не было дело до Лаурэфинделе.
- Дунедхил. Как считаешь, что будет делать Саурон?
Неожиданно. Ответ последовал не сразу. Генерал потер глаза и немного поразмыслив над словами Гил-Гэлада, произнес:
- Что будет? Это поистине сложный вопрос, государь мой. У Саурона большие силы и в Мордоре у него есть преимущества... одолеют ли его люди, это желали узнать вы? К сожалению, ответа у меня нету, лишь предположения. Я же надеюсь, что Нуменор одержит победу, но, думаю, это подтолкнет Фаразона взять вверх и над другими народами... думаю, вы понимаете, что я умею в виду. Люди горды.

0

74

«Но до эльфов им далеко», - вертелось капелькой яда на кончике языка авари, но Даэнен предпочла промолчать.
Она была бардом, использующим слова как своё оружие, но она была хорошим бардом, который кроме того, знал, когда нужно помалкивать. И вот сейчас случился как раз второй вариант.
Дева откинулась назад, продолжая безмолвно наблюдать за разворачивающейся картиной. Так, или иначе, но в этот город придет война, вопрос только с кем и будет ли народ готов к ней. Если победит Саурон, он не остановится, если аданы смогут в одиночку одолеть Врага, то что помешает им поднять меч и на надменных Первых Детей? Дочь Востока не питала иллюзий по поводу отношения людей к её народу, за прошедшие века обстановка между двумя расами накалилась, оставляя желать лучшего. Никто не желал идти на уступки, твердо веря в свою и только свою правоту.
Авари невольно усмехнулась этой мысли, интересно, в каком таком обращении к своим детям Создатель заявил, что вот эльфы ближе всего к нему? Тогда почему сама авари не ощущала этой приближенности, видя совершенно одинаковое поведение эльфов и людей? Какая ирония, ведь обе стороны считают именно себя наиболее любимыми Эру, в то время как сам Творец не выказывает особой поддержки ни одному, сохраняя нейтралитет. Но разве докажешь ты это увидевшим свет? Да что вы, осмеют и устыдят, словно сама ты некая убогая и неполноценная, никогда не ступавшая на земли Благого Края! Люди горды, Даэнен невольно фыркнула, да как бы не от эльфов научились они этому.
Историк продолжал сидеть в своём кресле, безмолвно наблюдая и запоминая, позже она запишет каждое слово и каждый жест короля и вестника, оставив суд потомкам. Своё собственное мнение дева уже успела озвучить, да и оружие на её поясе и за плечами говорили сами за себя.

+1

75

Гил-Гэлад не совсем то хотел услышать, что хотел, но решил остановиться на последней фразе и оставить этот разговор на время, заметив, что Даэнен в очередной раз ни слова не огласила вслух, о том, что сама думает. Зачем эта сцена, цель которой, всего лишь доказать, кто из них может быть прав? Наверное глупо, по-детски, поэтому король решил отбросить все эти игры. Лёгкий кивок Дунедхилу ознаменовал конец их разговора.
Но это ещё не всё. Подойдя чуть ближе к командиру, государь тихо к нему обратился, как будто доверяя некую тайну.
- Ещё, отправь несколько лучших отрядов наших разведчиков и следопытов на восток,- сказал Гил-Гэлад.- Я хочу знать всё, что происходит на дальних рубежах и на границах сауроновых земель. Это задание не для новичков и очень важно.
Прозорливый Дунедхил должен был понять, какое значение имеет это поручение для всего королевства. Если Саурон или Фаразон что-то задумали против Линдона или лесных стран, а народ эльфийских обителей не будет знать об этом, всё может закончиться плохо. Вина тому всего лишь одна роковая ошибка. И нолдор не должны её допустить. Одних укреплённых границ, белых, высоких цитаделей и кораблей не хватит, мечи всегда служили должной защитой, но без глаз и ушей – любая война может быть проиграна. Нет, государь не имел ввиду эту войну, что назревает в Средиземье, опять же, стоит повторить, любая. Потому что думать о войне с людьми не хотелось, в душе эльфа сразу просыпалась боль, жалость что те, кого он считал младшими братьями, пошли против перворождённых, старших. А то, что нуменорцы начали роптать против валар – неслыханная дерзость! Как они вообще могли, неужели жажда вечной жизни стоит того, чтобы пойти против своей же природы? Но это безумие!
"Одумайтесь, адан!"- взмолился эльф и отвернулся, чтобы никто не видел его лица в этот момент.
Тяжёлый вздох, и Эрейнион стал около Даэнен, отбросив тяжёлые мысли. Эльф протянул светлой даме руку.
- Я не хочу сегодня думать обо всех этих делах. Пойдём, Даэнен, если хочешь. Надеюсь, что зелёные сады Митлонде не успели тебе надоесть.
Это было просто приглашение на прогулку. Глядя в её глаза золотого оттенка, Эрейнион улыбнулся, ожидая эмоций и реакции, которые это приглашение вызовет. Хотелось надеяться, что благородная гостья примет его. Нужно хотя бы ненадолго отвлечься от проблем, тем более таких серьёзных, что далеко не все их смогут решить.

+1

76

Ответ от короля последовал другой, не такой, как ожидал Дунедхил. Он бы не прочь поразмышлять на эту тему, но Гил-Гэлад решил закончить разговор, и тут, генерал подумал, что ему скорее всего можно идти в покои, отдохнуть после тяжелого дня. Даэнен всё время молчала. Это молчание немного смутило Дунедхила. Он задержал на ней свой взгляд, намереваясь услышать от неё мнение по данному поводу. Вскоре снова молвил король: приказал отправить лучших лазутчиков на восток. Очередное задание, но сам генерал ехать в разведку не желал, это работа не для него. После отдыха назначит развед-отряд и пошлет в нужном направлении, дабы получить новые сведения о Сауроне. Гил-Гэлада волнует Темный властелин и его союзники, поэтому нужно сделать всё побыстрее.
- Хорошо, - кратко ответил эльф и замолчал, ожидая услышать чего-то ещё. Но нет, больше адресованных ему слов не было.
Он поклонился, попрощался с Даэнен и государем, а потом покинул тронный зал, направляясь в свои покои. Навстречу, как всегда попадались различные командиры, советники и другие, и почти у каждого было дело к Дунедхилу, но он попросил отложить их и сказал что займется ими позже. Вид у него был усталый, замученный, требовался отдых.
==> [Дворец] Покои Дунедхила.

0


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Митлонд » [Дворец] Тронный зал