Акаллабет. Падение Нуменора.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Палантир » Отец и сын


Отец и сын

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Игроки - Куруфин (Эрион) и Келебримбор (Лайквамир).
Год - 505 год Первой эпохи.
Место - Лес, неподалеку от того места где жил на время разорения дориата Тьелпэкормо.
Событие - Встреча отца и сына, Куруфина и Келебримбора, после стольких лет.
Примечания - Несколько недель перед падением Дориата.

0

2

Едва различимая тропинка стелилась под ногами. По-осеннему увядшая трава мягко пружинила, глуша шаги. Куруфин огляделся. Он зашел уже достаточно далеко для того, чтоб случайный разъезд нолдор не помешал его охоте.
В десятке шагов от него лес перетекал в небольшую полянку, окруженную густыми зарослями папоротника. Курво искривил губы в ухмылке. Здесь не было орков - это нолдо знал точно. Но зато были другие..
Он резко вывернул из-за дерева и вскинул лук, тут же отправляя в полет стрелу. Шорох листьев. тонкий всхрап коня - о, он мог бы поспорить на что угодно, что на противоположной стороне поляны затаился эльф.
- Ну, выходи. - он опустил оружие, складывая руки на груди. Черные волосы, забранные в хвост, жестко хлестнули по спине. Лицо, красивое, но властное, даже жестокое, застыло - ничего кроме азарта он не испытывал в этот момент. - Да побыстрей.

0

3

Дорога медленно тянулась вперёд. Конь Тьэлпэ устал, но следующая остановка ещё не скоро. Места здесь безопасны. Враг не рискует переступить Гелион, у которого столько рукавов, а значит столько и препятствий для него. Но не из-за орков Келебримбор волновался. Где-то тут по прежнему живут его дяди и Куруфин, отец, от которого он давно отрёкся за его грехи. С ними Келебримбор мечтал встретиться в последнюю очередь. А направлялся он по небольшим делам. И мечтал побыстрей уйти назад, в гавани Кирдана, где живёт уже много лет, после падения Нарготронда.
Неожиданно Тьэлпэ почувствовал, что он не один. Медленно слезая с лошади, эльф притаился среди листвы и выглянул из-за папоротника. Неужели орки?! И тут же, рядом с его головой, в дерево воткнулась стрела. Эльф нагнулся, чтобы не получить вторую. Рука потянулась к мечу.
- Ну, выходи. Да побыстрей.
Тьэлпэ мог поклясться, что слышал уже этот голос и ни один раз. Внутри нарастало волнение, сердце застучало быстрее.
"Отец!"- сразу понял Келеберимбор.
Что же делать? Видимо уйти не получится. А как Тьэлпэ опасался этого! Но назад дороги нет. Медленно, он вышел из-за зелени, опираясь одной рукой на рукоять меча, который висел на поясе. Но слова на язык не лезли. Тьэлпэ не знал что говорить.
- Здравствуй, о...,- эльф остановился. Нет, как можно называть отца отцом после случившегося. И его грехи Келебримбор не забыл. Они остались на памяти и ничуть не красили Куруфина.
Сын смотрел в глаза отца, спокойно и ровно, как будто ничего не произошло. Но взгляд становился всё мрачнее, напряжение возрастало. На лице Тьэлпэ не было никаких эмоций. Он опасался, что может сказать или сделать отец.

0

4

- Ты? - Куруфин был, по правде говоря, немало удивлен. Вот уж кого он ожидал увидеть здесь в последнюю очередь, так это Тьелпэ.. Резко и яростно в душе всколыхнулась давнее чувство неприязни к предателю. Именно так, а не иначе. Первое время после изгнания из Нарготронда Куруфин крушил всё вокруг, едва заслышав имя сына. Теперь он спокойнее относился к воспоминаниями о нем. Даже, вот, завидев, не пустил ещё одну стрелу - чтоб наверняка.
Впрочем, убивать собственного сына было слишком даже для него.
- Ну что же ты, продолжай, - он ухмыльнулся. - Хотел назвать меня отцом? Что же запнулся? Или не отец я тебе?

0

5

Келебримбор внимательно следил за отцом. В его глазах читалось удивление. Конечно, встретил в этой глуши того, кого он в последнюю очередь наверное ожидал. Тьэлпэ его понимал. У него были такие же чувства...
Нолдо спокойно выслушал Куруфина.
"Опять начал...",- промелькнуло в мыслях. А какая ещё беседа должна быть? О погоде, о буднях нолдорских воинов? Нет, Куруфин не простит своего сына за тот поступок. А Тьэлпэ и не нужно было прощение отца, своих взглядов он не поменял. Скучал то скучал сперва, но лучше всё-таки жить без такого отца. Как хотелось просто спокойно разойтись.
- Это я,- подтвердил Келебримбор.- Хотел. Врать не буду... но вовремя остановился, чтобы не сделать эту глупость...
Келебримбор был твёрд в своих решениях. Пожалуй это одна из тех черт, которые унаследовал Тьэлпэ от своих родственников из Первого дома. Но больше всего он похож на феанорингов во время гнева. Только сложно его вызвать, но если это сделать, затушить не легко. Но сейчас хотелось просто оказаться в другом месте. Главное не тут, где отец.
- Что ты от меня хочешь?- спросил Тьэлпэ. Хотелось услышать ничего, чтобы был шанс разойтись, но нолдо чувствовал, ответ отца будет не так просто. С презрением, с насмешками? Этого внук Феанаро ожидал больше всего.

0

6

- Чего я от тебя хочу? - Куруфин едва удержался от того, чтоб не расхохотаться, - Думаешь, я специально бродил в поисках своего непутевого сына? Большего же ты о себе мнения, Тьелпэкормо.
Он бросил на землю лук, снятый колчан со стрелами отправился туда же.
- Тьелпэкормо, Отказавшийся от отца. - Курво встряхнул руками, словно сбрасывая с них что-то и поднял взгляд, полный ехидства и злости, на Келебримбора. Не сказать, что он был рад этой встрече. Но противиться судьбе и просто так расходиться... да ни за что! - Скажи, а стоило ли оно того? Впрочем, что спрашивать. Ведь тебя всегда тяготила та кровь, что когда-то омыла наши клинки!
Последние слова он произнес чуть хрипло, зло ухмыльнувшись.
- Так почему последовал ты за отцом моим Феанаро? Почему последовал за сынами его? Неужто не предвидел тех бед и несчастий, что лежит на этом пути?
Он распалялся всё больше и больше. Так некстати в сердце начала подниматься та волна гнева, что едва успела опасть после ухода из Нарготронда. Да и ответ Диора играл свою роль - сын Лютиэн и этого последыша немало беспокоил феанорхини. Если мать его владела сильмариллом по праву, то наследник Тингола никаких прав на камень не имел. Но и отдавать его сынам Феанаро не горел желанием.
- На пути мести. - негромко, немного иронично добавил Куруфин. Он уже не был тем юнцом, что некогда покинул Аман, веря в это сладкое и - ужасное слово. Но время расставило всё по своим местам - многие, придя в новые земли, забыли о своих клятвах, заперлись в своих твердынях и не смели казать носа опасности. Разве что Финрод - Курво не отказывался от давних слов о нем, но в чем то даже уважал. Жаль, что лишь в гибели своей кузен был тверд.

0

7

Келебримбор вздохнул. Видимо отцу не терпелось поговорить со своим непутёвым сыном (как он назвал Тьэлпэ) и именно сейчас. Во время смуты в Нарготронде и изгнания Куруфина и Келегорма, у отца и сына не было времени это сделать. Отца и сына по крови, но не во взглядах и дальнейшему пути.
"Тяготила кровь?"- подумал Тьэлпэ.
Это было не совсем так. Тогда он ещё не знал каким подлым может быть отец и кузен. Был ещё слишком молод. События в Альквалондэ можно было списать на состояние аффекта. А вот то, что произошло в Нарготронде... смерть Финрода произошла ещё по вине К и К. А насмешки над Ородретом, похищение Лютиэн? Поступки воистину гнусные.
- Я не отказался от своей крови,- сказал Келебримбор.- Мой герб по прежнему звезде Феанора. Почему последовал? Был молод и... беды можно было предвидеть, но не думал я, что ты опустишь до такого, отец... а я Клятву не давал.
Обращаться нужно было как-то к Куруфину. Отец по крови, но не... В прочем лучше так Куруфина больше не называть... теперь он чужой. Голос Тьэлпэ, когда он обращался к отцу, слышался немного как обвинение. Сам виноват во всём...
- По прежнему гоняетесь за камнями?- спросил Келебримбор.
Кто не знал, что камень теперь в Дориате. Остальные у Моргота. Но пики Тангородрима ещё никому, кроме пленников и Берена и Лютиэн пройти не удалось. Как Первый дом постарается достать камень у Диора? Но пожалуй это не его дело.

Отредактировано Лайквамир (2010-09-22 12:17:19)

0

8

- Не отказывался? А что же ты сделал? - сыну наконец удалось удивить Куруфина, и тот не стал скрывать этого. Слова Тьелпэкормо не были неожиданными - он знал, что его с Келегормом обвиняют в смерти Финрода. Но что могли сделать они? Запереть кузена под замком и взашей выгнать этого наглеца Берена за пределы сокрытого города? Или, быть может, выступить теми малыми силами против Моргота и героически погибнуть уже под стенами Тол-ин-Гаурхот?
- Был молод, - он фыркнул, - Будто сейчас ты стар и мудр. Тьэлпэ, я знаю, в чем ты обвиняешь нас. Да, ты не давал Клятвы, и легки слова твои - чисты и прекрасны. Но мы - давали!
Последнее он едва не рявкнул, запаляясь.
- Скажи, что должны были мы сделать?! Поддержать безумную авантюру кузена и погибнуть?! Наши силы были слишком малы чтоб противостоять Мориинготто! А полечь всем из-за какого то подверженного болезням - не слишком ли?
Он приблизился к сыну и, наклонив голову, вопросительно посмотрел на него. От злости не осталось и следа.
- Или, быть может, запереть его в покоях, а наглеца Берена выставить вон?
О Лютиэн говорить не стал. Не объяснить мальчишке, тех чувств, что испытывали братья на тот момент. Не объяснить и себе. Куруфин не признавался даже в душе, но ему самому не по душе теперь было то, что сделали они. Нет, по иному и быть не могло.. Но как же все неправильно. Проклятый Моринготто!

0

9

Слушать, что говорит отец, Келебримбор не хотел. Всё, что произошло в Нарготронде, похоже на предательство. И не предательство сына, а предательство Келегорма и Куруфина, из-за их стремления к власти и к возвышению. Если уж говорить о Финроде... Тьэлпэ помнил его, любил и уважал. Странно, отец что, оправдывается?
- Я не мудр и стар. Но уже не ребёнок. И Клятвы ваши, а не мои,- настаивал на этом Тьэлпэ.- Слишком уж страшны ваши дела. И особенно твои, с третьим кузеном.
Про Лютиэн отец не говорит. Хотя, пожалуй, это делать должен не он, а Келегорм. Но его здесь нет и хоть это хорошо. Но лучше бы он, чем отец...
- Я отказался от тебя, как от отца. От твоих деяний. И ты сам виноват, что потерял всё.
А Берен... Келебримбор не знал что на его счёт думать. Но людей он недолюбливать, если вспомнить одного, из-за которого пали подземелья Финрода. На нём лежала тень проклятья. Во время падения Нарготронда Келебримбор выжил. Странно, что получается у Тьэлпэ так обходить проклятья, будь оно Моргота или Мандоса. Наверное потому, что он не хочет иметь дело с теми, на ком оно лежит.
- По прежнему гоняетесь за камнями?- повторил нолдо.

0

10

- Что бы ты ни говорил, что бы ты не делал, я твой отец. И не важно то, за чем ты ушел в Эндорэ. Важно лишь, за кем ты ушел, - Куруфин покачал головой, отступая на шаг, - Не думал я, что сын мой боится. А ведь ты боишься. Боишься того бремени, что лежит на плечах сыновей Феанаро.
Он положил руку на рукоять меча, впрочем, не вынимая его. Пусть это будет лишь предупреждением Тьелпэ. Боится.. мой сын боится. О Эру, как раньше не замечал я этого? Трус, трус!
Он как то по новому посмотрел на стоящего перед ним, лихорадочно раздумывая. Лицо его потемнело, красивые черты резко заострились - в душе пробуждался гнев, настоящий, как тогда, при второй встрече с этим смертным..
Откуда в нем взялось это? Не кровь, но родство! Финрод, знатно отомстил ты мне. Но виноват в том смертный! Будь он проклят!!
- И камни... да, как ты и сказал - гоняемся. Это всё, что осталось нам, тем, кто верен своему слову. И не тебе, щенок, судить нас.
Он презрительно посмотрел на сына. Если раньше в нем сохранялась хотя бы капля любви к нему, то теперь и она исчезла. Улетучилась, словно влага под палящим солнцем. И продолжи теперь Келебримбор в подобном тоне, Курво не станет сдерживаться и научит щенка тому, что, по видимому, прошло мимо него в детстве!

Отредактировано Эрион (2010-09-22 13:30:31)

0

11

Внутри Тьэлпэ проснулся гнев. Но вид его по прежнему не выражал ничего, кроме спокойствия. Только глаза чуть сузились. Отец назвал его трусом. Не прямо, конечно. Но презренный взгляд, эта усмешка, которая часто появляется на его лице и, конечно же слова, говорили об этом. К такой мимике и взгляду Келебримбор уже успел привыкнуть за то время, когда они с отцом были как семья. И вот насмешка... ничего другого и ожидать не стоит. А вот как понимать руку на рукояти? Угроза? Келебримбор по прежнему держал свой меч, с той минуты как начался разговор. Отец что, поднимет меч на сына?
- По крови отец!- сказал Тьэлпэ.- Боюсь? Неужели ты так думаешь, отец? Ты видишь вину во всех, кроме себя. Это не моё бремя. Не безумство и подлость.
Действительно, лучше камней не касаться и не судить никого. А то отец опять начнёт свою "песню" сначала. Самому Тьэлпэ тоже не была приятной эта тема.
- Шёл я за тобой, потому что любил. За отцом и мастером. Но дальше дороги у нас разные. И я вздохну с облегчением, когда мы расстанемся. На этот раз навсегда.
Внутри всё перемешалось. С одной стороны жалость из-за всего и тоска. Тоска по отцу. Но за долгое время, Тьэлпэ понял, что лучше ему быть одному. Он не хотел, чтобы его называли теми же словами, какими называют отца и дядюшек. Но в душе Тьэлпэ хотел быть таким как Феанор, но мастером, а не убийцей, и превзойти его в мастерстве. Только время не пришло. С другой стороны была злость и даже презрение. Презрения к отцовским деяниям.

Отредактировано Лайквамир (2010-09-22 13:49:34)

0

12

- Если встретились мы - так было предначертано. - Куруфин зло посмотрел на сына, - Ты забыл свою семью, забыл свой род. Ты обвиняешь нас в безумстве и подлости. Да, на наших руках достаточно крови, и не слова Мандоса я повторю, но скажу: нет прощения делам нашим, даже проси об этом все опаленные огнем Феанаро и сыновей его! Я знаю, что путь мой ведет лишь во Тьму, как и братьев моих. Но слышал ли ты хоть раз мольбы о прощении?
И не меня ты предал, но Финвэ, и кровь его, что неправедно пролилась на обломках крепости, долгие годы служившей нам домом. И мне больно видеть, каким ты стал!

Он тяжело посмотрел в глаза сыну.
- Ты мне более не сын. Я отрекаюсь от тебя. А теперь достань меч и дерись. - он выдернула меч и в бешенстве развернулся, отходя на пару шагов. Затем повернулся к Келебримбору, поднимая меч и указывая им на эльфа, - И пусть Эру решит, достоин ты дальше ходить по этой земле, или нет.

0

13

Что же, речь хорошая. Но Келебримбор думал по другому. Он многое мог сказать отцу, но решил промолчать. Пока не стало слишком всё далеко заходить... Куруфин выхватил меч, отошёл на пару шагов, а затем указал им на своего сына. Вот этого Тьэлпэ не ожидал. Хотя отец был в ярости, а в это время рядом с ним лучше не находиться.
- А ты мне не отец,- сказал Келебримбор.- Но когда-то ты им был, поэтому я не подниму на тебя оружие.
Нолдо стоял, по прежнему с рукой на рукояти меча. Но ею даже не пошевелил, лишь сжал, опасаясь удара.
- Никого я не предавал. А ты с дядей предали эльфов, ради желания властвовать. Кто виноват, что вы потеряли и родственника, и корону Ородрета. Финвэ... я по прежнему считаю врагом Моргота и буду считать, как и его приспешников. Но не буду ради мести идти на любые поступки.
Хочешь меня убить? Это земля не твоя, а нандор, эльфов Гелиона. Ты мне не отец, чтобы учить жизни. И решать, кто достоин, а кто нет бродить по земле не тебе.

Тьэлпэ старался всеми усилиями отвернуть поединок. Он даже не знал, сможет ли поднять на отца лезвие меча.

Отредактировано Лайквамир (2010-09-22 20:16:00)

0

14

- Молчать, щенок! - в глазах Куруфина вспыхнула ярость, а голос стал похож на рык, - Этих речей я довольно наслушался от Ородрета! Не тебе судить, чего добивались мы тогда. А если и скажу я - что от того изменится? Моим словам ты не поверишь.
В голове его лихорадочно проносились мысли, одна чернее другой. Он не мог просто так уйти, но и драться с сыном... Хоть он и отрекся от него, смерти щенку не желал. Впрочем, он до конца не был уверен, что было тому виною - остатки отцовской любви, или нежелание пачкать меч. В любом случае убивать Келебримбора он не собирался. Лишь преподать урок. Чтоб на всю жизнь запомнил.
- А потому - достань свой меч, трус и позор нашего рода. Докажи, что в жилах твоих течет не вода, но кровь. Кровь королей нолдор!

0

15

Слова отца вызвали у Тьэлпэ злость. Она теперь стала заметной. Взгляд эльфа стал тяжелее. Куруфин назвал его трусом. Но желания драться у нолдо по прежнему не было. Всё-таки отец сильнее него, да и Тьэлпэ сказал уже, что не поднимет на него оружие.
Медленно эльф начал вынимать меч, задумчиво разглядывая клинок. Это был уж не меч отца, тот, который был выковал им для своего сына за морем. Этот меч был выкован самим Келебримбором. При чём превосходный. В кузнечном деле Тьэлпэ мало чем уступает Искуснику. Но не успел меч выйти на свободу, как снова оказался в ножнах. Эльф пустил его туда быстрым движением.
- Нет. И не смей называть меня трусом!
Вот как не хотелось говорить о том, что значит доказать такое родство. Куруфин требует от него поступка. Сражения. Но только Первый дом опускался до того, чтобы убить представителя своего народа. Таким Тьэлпэ быть не хотел. Но уже такое творение как меч, может доказать родство с Феанором, великим мастером. Хотя может для отца нет...
"Как будто ему нужно моё родство. Убить он меня хочет",- подумал Тьэлпэ.
- Я уже доказывал это, когда боролся против врагов с тобой вместе, во время сражения с орками. В каждом бою. Но я не хочу направлять свой меч против кого-то, кроме тварей Врага.
Так Келебримбор хотел сказать, что не хочет драться. Но готов был ко всему. Отца он знал хорошо.

0

16

- Мне ещё тебя уговаривать? - Курво скривился, но, на мгновение замерев, почти бесшумно отправил меч в ножны и наклонился за луком и стрелами. С лица его пропала злость, сменившись какой-то задумчивостью. Он кинул быстрый взгляд на Тьелпэ.
- Пошел прочь отсюда. На коня - и к своим. Нечего тебе здесь делать. - негромкие слова падали с его губ. Феанорхин повернулся к сыну спиной. Взгляд его был обращен на ту тропу, по которой сам недавно сюда пришел. Видно, судьба никак не желала успокаиваться, если привела этих тварей сюда. Будто мало ему разговора с этим щенком! Впрочем, все мысли быстро вытеснило ожидание скорой сечи. Он хотел охоты? Он её получит. Вот только Атаринке никак не ожидал, что станет в ней добычей.
Ещё посмотрим, кто здесь будет добычей!он хищно осклабился. Осталось дождаться, пока этот юнец уберется отсюда подальше. Смерти ему Куруфин по прежнему не желал - хоть и отрекшийся от предателя, но Искусник оставался отцом. И сейчас он жалел лишь об одном - дав волю чувствам, он не заметил приближения заклятого врага. Сейчас же он буквально кожей чувствовал орков. Чувствовал и ждал.
- Скоро здесь станет жарко.. - он чуть повернул голову назад, усмехаясь.

Отредактировано Эрион (2010-09-23 11:11:29)

0

17

Наконец отец опустил меч. Зато наклонился, чтобы поднять лук и стрелы. Можно было вдохнуть в облегчением. Только... что происходит? Тьэлпэ прислушался и присмотрелся туда, куда смотрит Курво. Видимо он не для того чтобы уйти туда поглядывает. Келебримбор тоже почувствовал врагов.
Медленно Тьэплэ вытянул меч. Он не ожидал, что встретит орков так далеко, за Гелионом. Эти твари уже и сюда захаживают. Тьма Моргота всё сильнее опускается на Арду.
"Надо предупредить лайквэнди".
Меч блеснул на солнце, которое затем скрылось за тучами. Уходить он не собирался и бросать Куруфина одного, пускай сын и отрёкся от отца. Биться одному против банды Келебримбор никому бы не пожелал.
- Уйти и оставить орков на одного? Сколько их?
Этот вопрос был самым важным. Но даже сейчас Тьэлпэ говорил с отцом как с соратником, а не собственно отцом. Уйти Келебримбор уже не успеет. Остаётся драться или прятаться. Но что лучше? Если орков десятки и сотни, то ответ очевиден. Это верная смерть. Если меньше. Можно справиться.

0

18

- Около двух десятков. – оскалился Курво, медленно поднимая лукс наложенной на него стрелой. – И ты зря не ушел.
Он прищурил глаз, ожидая, когда из-за деревьев покажутся извечные враги, проклятые и светом, и тьмою, насмешка над Замыслом – орки.
И они не заставили себя ждать. Первый, облаченный в какие-то походящие на звериную шкуру, изодранную и полинялую, тряпки, жадно принюхивался, припавши к земле, и совершенно не замечал эльфов. Зато второй, идущий за ним, заметил. Он глухо зарычал, ещё раз убеждая Куруфина, что ЭТО уже давно утратило всякий разум, и единственной возможной помощью им будет - смерть.
Стрела сорвалась с глухо щелкнувшей по напряженным пальцам тетивы и устремилась к цели. Орк взмахнул  кривым, тронутым ржавчиной ятаганом, пытаясь отбить стрелу, но времени было слишком мало. Едва тело его начало падение, на пару шагов отброшенное назад, как его напарник, "следопыт", всё так же, стелясь над землей,  понесся вперед, скалясь, и оттого ещё более поход ил на бешеного пса.
Эру ведомо почему, но он выбрал не Куруфина, а Тьелпэкормо, устремляясь к мечнику. Но феанорингу было не до  того, чтоб прекратить жизненный путь этого существа - на поляну повалили новые противники. Едва заметив убитого, они тут же бросились в атаку, мало обращая внимания на падающих под ноги соратников, пронзенных летучей смертью.
- Отродья!!! – взревел Курво, выпуская стрелы одну за другой.

Отредактировано Эрион (2010-12-16 11:07:44)

+1

19

Келебромбор задумался. С одной стороны, два десятка орков многовато для всего двух, пусть и валинорских эльдар. Те смогут просто задавить своим числом, как и привыкли побеждать всегда. С другой, они вряд ли шли по следу, а оказались здесь из-за какой-то другой цели, не ведомой феанарингами. Было бы больше времени, можно устроить неожиданное нападение. При том оборонительная позиция явно у эльфов. Сын Куруфина, поразмыслив, пришёл к выводу, что победа будет с их стороны, если они с отцом как когда-то будут сражаться плечом к плечу.
Первая стрела сразу попала в цель, но орки не заставили себя ждать, и пошли в атаку. Самый первый, яростный из них, направился прямо на Тьэлпэ. Но тот был стойким и храбр сердцем. Поэтому приготовился к бою. Посмотрев перед этим последний раз на отца, нолдо подумал, что самое время ему взяться на меч. С луком в ближнем бою не выиграть. Он и так положил достаточно орков.
Взмах меча и клинки орка и Келебримбора скрестились. У врага было кривое оружие, но к борьбе против такого эльфу не привыкать. Последовало несколько ударов, короткая схватка, и орк лежал мёртвым перед ногами эльфа.
На Келебримбора накинулись новые противники.

0


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Палантир » Отец и сын