Акаллабет. Падение Нуменора.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сады

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

- Не знаю. Мы только оттуда. У нас ещё дела в Линдоне, но это может быть не срочно. Можно связаться с государем и спросить у него обо всём. Или отправить посланника. Но давай сначала узнаем, что скажет Элронд.
Галадриэль кивнула.
- Верно. Легче будет связаться с Государем и все как следует у него узнать, чем нестись в Линдон, а там узнать, что ехать нужно было в другое место.
Вихрь мыслей мало-помалу улегся, принося с собой покой. Во всяком случае один из вариантов решения был найден. Это все же лучше, чем ничего.
"А на пиру, надеюсь, проянится и остальное..."
- Ладно, не будем спешить с решением. Мы тут пока остановимся, а уж дальше посмотрим. Как думаешь, с Келебарин всё хорошо?
Аратанис обвела взглядом буйную растительность садов. Глаза радовались такому обилию изумрудной зелени.
- Я в этом уверена. Знаю, она уже приняла свое решение, но иногда бывает, что подобное очень трудно высказать сразу. Келебриан соберется с духом и сама скажет.
Нолдэ повернула голову к Келеборну и чуть наклонила ее, по губам скользнула улыбка.
- И мне кажется, что ее решение не расходится с нашими планами...

0

32

Келеборн не сразу ответил Галадриэли, хотя и слышал каждое её слово. Он целиком погрузился в свои мысли, пытаясь найти выход. Хорошо что мудрости синде было не занимать, не зря возлюбленная прозвала его Мудрым. Взгляд владыки пал на прекрасно дерево с зелёными листьями, формой напоминающие наконечники копий, на нём играли свою мелодию несколько птиц.
- Хорошо,- наконец нарушил  молчание Келеборн.- Решим лучше вечером, сейчас нужно готовиться к пиру. Как подобает. Пойдём значит в покои, или ты хочешь тут ещё побродить?
Келеборн не отказался ещё немного пройтись по этим садам, просто молча и без разговоров, чтобы душа немного успокоилась. Но дела нельзя было откладывать, эльф не привык так делать. Хорошо что время ещё есть. Солнце медленно клонилось к закату, но до темноты оставалось не мало времени.
"Хорошо, что тут никого нет. Мы тут одни".
Эльф вздохнул и остановился, не отрывая взгляда теперь от Галадриэли. Больше добавить ему было нечего.

+1

33

Галадриэль некоторое время наблюдала за выражением лица Келеборна, а потом отвернулась, отвлекшись на певчую печужку с ярким оперением.
"С одной стороны кажется такой беззаботной. Но ведь и у нее есть свои проблемы. Всем нам даются проблемы по плечу, вес которых мы в силах вынести. Только-только решили одну, подобрали к ней нужный ключик, а на нас уже вешают следующую... Главное, не уткнуться под их весом носом в землю, а идти с высоко поднятой головой, не спеша с принятием решения, чтобы потом не жалеть об ошибках, но и не затягивая, чтобы не упускать возможности..."
- Хорошо,- наконец нарушил  молчание Келеборн.- Решим лучше вечером, сейчас нужно готовиться к пиру. Как подобает. Пойдём значит в покои, или ты хочешь тут ещё побродить?
Артанис едва приметно вздрогнула. Она даже не заметила, как полностью погрузилась в свои мысли. А сейчас нолдэ поймала себя на том, что пустым взглядом смотрит на ветку, куда совсем недавно села пичужка, но где ее уже не было. Галадриэль подняла лицо к небу, глядя на садящееся за горизонт светило, и глубоко вздохнула. Покой садов был таким приятным. Но все же любимый прав, кругом прав. К пиру нужно подготовиться как подобает.
"Не зря Келебриан сказала, что выбор платья - дело сложное.." - улыбнулась про себя эльфийка, хотя ее проблемы выходили далеко за выбор наряда.
Галадриэль опустила взгляд на любимого. Тот, остановившись, ждал ее решения.
- Ну чтож... Тогда идем в покои. - просто ответила Артанис и нежно улыбнулась своему мужу.
"И как бы там не хотелось еще пройтись..."
Нолдэ повернулась и пустилась в обратный путь по дорожкам сада к зданию.
---->Покои

+1

34

Келеборн не стал спорить с возлюбленной, тем более он дал ей право решить куда дальше направляться. Ну что же, покои так покои. Значит нужно идти туда. Жаль, можно было ещё побродить по саду. Медленно тянулись дорожки, по которым шли Келеборн и Галадриэль, направляясь в дом Элронда. Но до гостевых комнат было не так далеко. Всё это время синда прибывал в раздумии.
"Значит на пиру всё решится. Это и так понятно. Что повторять. Тогда что нужно для подготовки? Всё как обычно. И Келебриан пойдёт. Не может не пойти".
Углубившись в свои мысли, Келеборн не заметил как пара шла уже по коридорам дома Элронда, рассписанными различными рисунками и высеченные из камня, а дальше было то место, куда и направлялась пара. Им предстоит приготовиться к пиру, а это не мало времени. Слава Эру его вдосталь, хоть отбавляй.
----> Гостевые комнаты

0

35

-----> Кабинет Элронда.
Глорфиндел всё ещё не решил, идти ли вообще на этот пир? Владыка Элронд так и не сказал, что за поручение, как никак, нужно сидеть и ждать окончание пира, ибо именно после него, Глорфинделу расскажут что он должен выполнить. А сейчас Златовласый решил просто подышать свежим воздухом.
"Вот что мне теперь делать?! Гулять весь оставшиеся день по садам, когда же этот пир, и будет ли он вообще? Нет никого желания туда идти!"
Лаурэфинделэ глубокого вздохнул и, скинув капюшон плаща присел на скамью. Можно было отправится в гостевые покои, однако, как всегда и там не позволят спокойно отдохнуть, либо снова кто-нибудь придёт, либо неожиданно начнётся какой-нибудь пир. Глорфиндел так и не отдохнул с тяжелой дороги, хотя ему не привыкать. Хоть бы на полчаса прикрыть глаза. В конце концов Лаурэфинделэ решил пойти в покои, немного отдохнуть, если получится. Однако можно и побеседовать с кем-нибудь, к примеру с Эрестором, только вот где он сейчас? Встав со скамьи, нолдо направился в покои гостей.
"Дивной же красоты эти сады. Наверно, самые прекрасные в Средиземье..."
-----> Покои гостей

0

36

«Слышишь? Этот непринужденный, ласковый шелест листьев, вовлекаемых в свою игру теплым дуновением ветра; это еле уловимое движение складок белоснежного платья, которое кажется светящимся в золотистых лучах солнца; эти бесконечные трели птиц… Ты слышишь? Слышишь это?»
- Слышу… - тихий шепот в ответ на собственные мысли. Казалось бы, несколько месяцев заслуженного покоя – чем не достойная плата за те усилия, которые уже с заранее видимым успехом прилагали ко всему эти фарфоровые, худощавые руки? Чем не награда за труды? Но только не для тех, кто привык к самоотдаче, заглушающей боль от прошлого. Ибо оно больше всего на свете стремилось вырваться и всецело завладеть пока еще рьяно сопротивляющимся разумом, чтобы показывать ему свои страшные в своей правдивости картинки, одну за другой. В минуты бездействия обостряется чувство собственной ничтожности. И тогда, судорожно пытаясь спрятаться от этого навязчивого ощущения, испуганная душа мечется в поисках  доказательств собственного существования. Ведь если ты до сих пор слышишь проявления жизни этого мира, если чувствуешь его постоянного изменения – то ты еще здесь, как бы банально это не звучало. Ты еще существуешь, вопреки тем невидимым силам, которые пытаются увлечь тебя в липкую сеть паутины, в бесконечную, мрачную бездну…
А в Ривенделле уже было лето. Вполне обычное лето, по меркам самой Нимлондэ, и необычное по меркам остальных. Оно было ознаменовано многими событиями, но одно из них затмевало все остальные своей неоспоримой важностью и яркими красками предстоящего торжества. Совсем скоро должно было осуществиться долгожданное венчание Элронда и Келебриан. И сейчас все вокруг напоминало собой разрозненный муравейник, жители которого снуют туда-сюда в поиске нужных занятий. Эта суета казалось Синкэ в чем-то насмешливой, и она нередко теперь бросала вызов собственным чувствам, нарочно появляясь там, где было слишком много народу. Она стояла в стороне, и полуулыбка на ее губах казалась застывшей и неестественной. А ведь когда-то давно, она также отстранялась ото всех, и взгляд ее был красноречивее всяких слов… но тогда эта была еще скромность, отголоски Алассэ, юной и безмятежной до той поры, когда началось все то, что с долей безысходности в голосе называют «судьбой». Но это было очень давно. Уймись, прошлое. Оставь свои картинки. Здесь им не достигнуть своей цели, даже если она кажется такой близкой. Все будет, но после. Не сейчас.
Впрочем, несмотря на приближение радостного события, Мудрые были заметно взволнованы и встревожены. Синкэ не была посвящена ни во что, но разве остановит природное любопытство такая зыбкая, призрачная преграда? Ей удалось узнать только два слова, но каких! Самых важных, самых значимых, самых нужных для того, чтобы принять это как надежду к бегству из Ривенделла, который казался уже чересчур приторным и каким-то чужим. Теперь Нимлондэ втайне ждала того момента, когда ей дадут точные указания к действию. В то, что это может не произойти, нолдэ верить упорно не желала и отказывалась. Ведь слишком безнадежное это дело – понимать, что все пришедшие на ум догадки рано или поздно будут обречены на провал. Надежда в какой-то степени тоже подтверждает существование.
Женщина подняла голову, подставив свою бледную кожу солнечным лучам. Сейчас, после вереницы ничем не связанных мыслей, было намного легче и спокойнее. Душа как будто вырвалась из плена и снова начала учиться осознавать радость и беспричинное счастье, собирая последнее из крупиц, из малозначимых мелочей. Удивительный, тихий день. Нимлондэ искренне улыбнулась – в первый раз за долгое время. Она прекрасно знала, что такое состояние не бывает и не может быть долгим, и поэтому смело брала от него все, что могла ухватить. Уж слишком истерзанной была душа, чтобы отказываться от такого щедрого подарка.
Но одна-единственная четкая мысль безостановочно пульсировала в голове, не давая Синкэ забыться и напоминая о том, что она все еще чья-то верная. Всего лишь два слова, которые значили для Мудрых слишком много. Всего лишь два…
Митлонд. Гил-Гэлад.

+1

37

Вокруг была редкая красота – так расцвел прекрасный ривенделлский сад за весну. На дворе стоял месяц июнь, летнее солнце обогревало Эриадор и долины гор, снег на вершинах стал понемногу таять. С южных берегов и зелёных холмов прилетели певчие птицы, хотя и тут, тех, кто остался на зиму, птиц, было не мало. Все деревья покрылись зеленью, и казалось, осень не скоро коснётся их ветвей и не оборвёт листья. А цветы – таких цветов не найдёшь нигде в Средиземье, такого обильного и широкого сада. Видно, что эльфы любят и берегут природу, потому что она им напоминает древние молодые годы, когда Арда была ещё юной, и два валинорских Древа не были срублены подло тёмным врагом.
Келеборн наблюдал за этой красотой, прогуливаясь среди тонких стволов тополей и поглядывая, как маленькие пернатые друзья прыгают с ветки на ветку. Настроение у него было лучше, чем в прошлые дни – стали известны ужасные новости. Одна из них, на Гил-Гэлада, короля нолдор, было совершено покушение, и лишь случай помог эльфу избежать гибели, и сила мудрых. Вторая, король людей затеял войну, которая неизвестно к чему может привести. Но хоть не эльфы, а Саурон его злейший враг теперь, а это значит, народу эльдар нужно о многом подумать. Ещё не стоит забывать, что скоро у дочери венчание. А это главное, если не считать всего, о чём сказано выше.
"Майэ у нас в плену. Почему государь её не убил? Чего он ждёт, пока она сбежит или Арда состарится вместе с ней?"
Келеборна захватили тяжёлые думы. Он понял, что нужно поскорей отправляться в Митлонд или послать кого-то, кто сможет расспросить короля и посмотреть на эту женщину, рабыню и прислужницу Моргота. Но кто может выполнить такое поручение? Наверное, Галадриэль думает о том же. Но синда не видел её уже с утра.
Неожиданно здесь Келеборн увидел женщину. Эльфийка стояла и о чём-то думала, поэтому мудрый осторожно решил позвать её. Он узнал Нимлондэ.
- Здравствуй. Не побеспокоил ли я тебя в этот прекрасный солнечный день?
Интересно, о чём она думает? Многие шепчутся о Митлонде, рассказывают как историю, как Эрейнион смог избежать смерти, и о Кирдане, который был рядом с ним в тот чёрный день. Как нагло и коварно! Когда эльфы не ожидали нападения, Саурон нанёс удар, который чуть не увенчался успехом. Даже глупо, что Высокий народ снова не распознал сразу в лице незнакомца, врага. Так было и в Эрегионе, но сейчас ситуация изменилась. И цели недоброжелателей тоже.
Все эти мысли быстро промелькнули в голове у Келеборна, и, поэтому, он решил спросить Нимлондэ о кое-чём. Но сначала лучше постараться начать этот разговор.
- Ты не видела Галадриэль? Ты её верная и часто должна была с ней говорить. К сожалению, я встречался с ней лишь утром, а потом меня озаботили свои дела.
Эльф знал ответ на свой вопрос, но всё равно решил спросить. Где как не с дочерью, когда у неё скоро такое великое событие, может находиться Белая Владычица? Она не только хороший мыслитель, философ и мудрец, но и хорошая мать.
- Ты наверное слышала, про то, что случилось?- продолжил Келеборн, имея ввиду события в Линдоне.

+1

38

Шорох. Такой тихий, заглушенный несмолкаемым пением птиц, но явно различимый среди проявлений природы инородный шорох. Синкэ медленно закрыла глаза, сосредотачивая все свое внимание на звуках. Показалось? Вполне возможно. Здесь некому было подстерегать ее около нехоженых дорог, некому было строить козни, некому было пытаться вонзить нож в спину – некого было подозревать в бесчестности и коварстве. Однако привычка не ослаблять внимание ни на секунду наверняка в очередной раз продемонстрировала одну из своих не самых лучших сторон. Излишняя осторожность мешает жить не многим меньше, чем излишняя беспечность. И если последняя выявляется только в результате, то первая отравляет каждую минуту, заставляя постоянно дрожать, как дрожит последний лист на тонкой ветке под гнетом холодного осеннего ветра. Нет, отнюдь не стоит волноваться. Это всего лишь очередные домыслы сознания, в которых намного больше выдумки, нежели менее красочной по своей сути истины.
Впрочем, шорох вовсе не собирался исчезать, и вскоре Нимлондэ уже ясно различала легкую, эльфийскую поступь за своей спиной. Весьма забавно получилось, не правда ли? Но Моргот с ними, непрекращающимся кознями собственного ума! Дева не оборачивалась; она понимала, что если идущий действительно направляется к ней – то он непременно заговорит сам. Но на всякий случай она привычным, отточенным за долгие годы странствий жестом скрестила руки на груди, закрыв локтем изувеченный палец. Возможно, это один из местных эльдар приглашает ее на трапезу, а уж ему-то в любом случае не стоит заглядывать в чужое прошлое, каким бы привлекательным и заманчивым в своей неизвестности оно ни было.
- Здравствуй. Не побеспокоил ли я тебя в этот прекрасный солнечный день?
Нолдэ удивленно вскинула брови, давая Мудрому понять, что она ожидала увидеть кого угодно, но только не его. Заменив приветствие легким кивком головы, она улыбнулась лишь одними уголками губ.
- Ничуть, ибо я уже взяла от этого дня все светлое, что могла. – Нимлондэ подняла глаза, внимательно рассматривая маленькое облачко, закрывшее солнце. Оно, такое тонкое и невесомое, казалось пронизанным его яркими лучами. -Тяжелые мысли одолевают меня. Что-то тяжело давит на мое сердце, и душно мне, и неизвестная тоска угнетает мой разум…
Синкэ замолчала. Она в который раз, сама того не желая, показала себя слабой. И неужели это женщина, прошедшая не одну войну, такая бесстрашная на поле боя и такая беззащитная здесь? Нолдэ покачала головой и до боли закусила губу. Снова чувства находят себе путь на волю, проклятые. В глубине души что-то неприятно засмеялось. «А не надоело ли их прятать? Успокойся, Нимлондэ. Хватит уже шарахаться от искренности с таким умилительным ужасом. Ты, такая насквозь фальшивая в своем безразличии, все же не сможешь задушить в себе естественные проявления характера и мыслей, как бы ты ни старалась сомкнуть свои костлявые руки на их тоненьких шейках. Это просто невозможно. Так будь же похожа на живое существо, а не на мертвую куклу! Тебе это не идет, совсем не идет».
Нолдэ дивилась собственным мыслям. Вот он, бунт на корабле. Беспощадный и жестокий в своей убедительности. Она держала паузу еще несколько секунд, прежде чем снова заговорила, уже намного спокойнее и непосредственнее.
- Я не видела Галадриэль сегодня. – Синкэ раздраженно отмахнулась от какой-то назойливой мушки, непрерывно жужжащей над ухом. Проверяет нервы на прочность? Действенный способ. – И вчера не видела, и в скором времени вряд ли увижу. Все дни она теперь проводит рядом с дочерью, а кто я такая, чтобы отвлекать  кого-либо от дел? Что же касается происшествия в Линдоне… - Нимлондэ заметно оживилась, показывая свою заинтересованность этой темой. – Я узнала совсем немного, однако этого мне вполне хватило, чтобы сделать соответствующие выводы. Да и кому, как не мне, уметь составлять полную картину лишь по нескольким словам?
Облачко, недавно еще нежившееся в солнечных лучах, было немедленно отогнано ветром далеко за пределы небесного светила. Его белизна теперь казалась какой-то тусклой и померкшей.
«И все же я должна оставаться такой, какой была всегда» – мимолетная мысль вполне отражала всю сущность Синкэ.

+2

39

Келеборн проследил за реакцией девы на свои слова. Он прекрасно понял, что Нимлондэ не ожидала его здесь увидеть, что тема разговора о Линдоне её заинтересовала больше всего, и что что-то тревожит благородную и мудрую эльфийскую воительницу нолдэ. Возможно сейчас это общее беспокойство всего эльфийского народа - за своё будущее, и за короля, хотя не все могли знать о чуть не свершавшем коварном покушении на их государя. Но это событие заставляет серьёзно задуматься, особенно о мерах безопасности, и понять, что враг не оставил их, и не оставит, если его не повергнуть, раз и навсегда. А это невозможно на данный момент, хотя остаётся надеяться, что Король Людей сможет победить и уничтожить врага, но надолго ли Саурон сгинет? О природе майар эльфам известно больше людей, поэтому через несколько десятков или сотен лет, старая проблема может вновь стать актуальной. И Враг соберёт новые силы, чтобы поработить Средиземье.
Все эти мысли мельком пролетели в голове Келеборна. Он посмотрел в небо, куда смотрела и Нимлондэ, наблюдая за солнцем и облачком, закрывающий небесное светило, плод Лаурелина, Золотого Дерева. Вид его не выражал какого-то особого беспокойства. Мудрый привык держать свои мысли и эмоции при себе, если он сам не захочет ими поделиться.
- Мы все знаем не очень много,- сказал он, повернувшись к эльдэ.- Больше знали бы, если бы тёмная майэ в темницах, смогла нам поведать что-то, но она молчит. Я говорил с государем, по осанвэ, ничего нового. Жаль, но даже от слухов мало пользы. Каждый нужно проверять по несколько раз.
Затем прозвучала короткая пауза. Перед главным, что хотел сказать Нимлондэ Келеборн. Он заглянул ей в глаза.
- Я бы хотел попросить тебя поехать в Митлонд, если нет у тебя дел более серьёзных, чем это поручение. У Галадриэли есть помощники, а сама она занята венчанием дочери. Хотя не забывает и про события в большом мире. Но мы не можем сейчас уйти, если нас не призовёт сам владыка, ясный Эрейнион. Поэтому прошу тебя, отправляйся завтра или сегодня на запад к побережью, узнай всё, что сможешь – слухи, слова высоких эльфов, а если нужно, то посмотри на эту майэ. Может быть, мы узнаем её. Вряд ли в Мордоре может быть столько опасных для нас врагов. Тем более, может быть там, ты сможешь найти ответ, что тревожит твою благородную душу. Возьми коня и отъезжай. Сообщи обо всём, что важно, не забудь ни одной детали. Прятаться или тайно проникать не нужно, Линдон – не тот край, чтобы заниматься шпионажем, границы его тщательно охраняют и обо всех гостях докладывают лично Эрейниону.
Надеюсь, ты согласна совершить очередное путешествие? Мы очень надеемся на тебя, Нимлондэ.

Эльф бесшумно проглотил воздух, после этих слов. Обращение стоило ему немного сил, и было бы хорошо, если бы дева согласилась. Сейчас нужно знать всё, а кто лучше поможет с таким заданием?

0

40

Синкэ молчала, непринужденно склонив свою темноволосую голову набок и отведя отсутствующий взгляд куда-то в сторону. Машинальным движением она накручивала иссиня-черный локон на палец, предоставив цепкому разуму возможность  мгновенно схватиться за полученную информацию, сортируя ее и досконально анализируя. Разумеется, она не могла отказаться. Не могла хотя бы потому, что ощущение тяжести на душе сводило с ума, заставляло искать бессмысленные надежды во всем приходящем и думать, слишком много думать о прошедшем. Так нельзя. Это Нимлондэ усвоила уже давно, в те самые страшные минуты отчаяния, когда выбор между двумя крайностями становился слишком простым.  Нельзя. Нельзя позволять опустошать себя окончательно и чахнуть от бессилия, ведь это всего лишь страсти – такие бесполезные, такие нелепые в своей мнимой значимости и величии... Но подобные мысли плохо успокаивают. Все существующее требует четкого и действительного, а не туманного и абстрактного доказательства. Это Синкэ тоже знала не понаслышке, и поэтому прекрасно понимала, что отказ будет равносилен медленному самоуничтожению. Этого ли она добивается? Конечно, нет. А ведь столь желаемое обратное совсем рядом!  Одно слово – и на ее дальнейшем пребывании в Ривенделле можно будет поставить неоспоримую точку. Невольно преисполнившись благодарности к Келеборну, Нимлондэ спокойно проговорила:
- Я не имею права отказывать тем, кто верит в меня и надеется на мою помощь. Разумеется, я отправлюсь в Митлонд и сделаю все, что будет в моих силах, ибо дел более важных и требующих немедленного решения у меня сейчас нет. Да и что может быть серьезнее произошедшего? Все это немыслимо, но столь реально. Прикоснуться ко всему тому, что так долго будоражит умы Мудрых мира сего – чем не достойная работа для разведчика?
Синкэ усмехнулась. В глубине души мрачное, тусклое видение мира раскололось, растеряв свои жалобно звенящие тысячей мелких осколков фрагменты. В огромных трещинах и зияющих дырах проглядывали лучи долгожданного солнца. Нолдэ добилась того, чего желала. Что-то гнетущее постепенно уходило, давая место спокойствию и зарождающемуся интересу. Да, ей действительно хотелось взглянуть на эту темную, совершившую такую неслыханную попытку убийства. Если бы все увенчалось успехом – посеянная смута среди эльфийского народа нашла бы свое воплощение в чем угодно и где угодно. Единожды запущенный механизм редко останавливается на полпути. Тогда бы все оказалось слишком просто. Но теперь у эльфов есть возможность реванша. Такая прекрасная возможность покончить с самозванкой, которую почему-то до сих пор не использовали…
- Я отправлюсь сегодня же, чтобы попасть к побережьям как можно скорее.
Нимлондэ внимательно посмотрела на Мудрого, и, удостоверившись, что все поняла правильно, медленно побрела по направлению к обители Полуэльфа. Ей не стоило переживать о сборах и времени. Она слишком опытна в подобного рода делах, чтобы напрасно затрачивать даже быстротечные минуты на бесполезность и бессмыслицу.  Но сейчас что-то мешало уйти, исчезнуть незаметно и бесшумно. Чувство не доведенности до конца, такое беспокойное и навязчивое.
- Спасибо. – Синкэ не обернулась. Лишь на секунду остановилась, понимая, что само слетевшее с губ слово оставило все трудности позади. Ощущение выполненного долга успокаивало. Вот и все. Теперь абсолютно ничего не держит ее здесь.

-----> Окрестности Ривенделла

+1

41

Истинно говорили о том, что сады светлого Имладриса самые прекрасные сады во всем Средиземье. В этом Анариэ убедилась уже давно, с первого прибытия в Раздол. Эти сады были отрадой для души таких менестрелей, коей являлась сама она. Пальцы в задумчивости перебирали струны арфы, подаренной отцом. Давно хотелось сочинить новую песнь, но как только синдэ садилась за это дело, все только что придуманные строчки вылетали из головы, как стайка прекрасных бабочек.
За то время, пока она прибывала в Линдоне, прекрасные сады обители Элронда-Полуэльфа похорошели еще больше, и теперь, Найрэ с уверенностью могла бы сказать, что это великолепное место было похоже на сады Валинора, хотя она и никогда не видела его.
Даже не замечая, эльфийка начала играть нежную и тихую мелодию, которая чудесным образом сливалась с гармонией Имладриса.
- А потом я отправлюсь домой, в Зеленолесье. Как обрадуются мать с отцом! Что нельзя сказать о Фирасе. Как же они там, без меня?
Менестрель ощущала себя ответственной за судьбу своих родителей, и часто места себе не находила от беспокойства. Такая у нее натура.
А руки Анариэ продолжали создавать эту прекрасную мелодию...
Легкие шаги прервали ее. Синдэ быстро обернулась. И вскочила со скамейки.
- Приветствую Вас, Владыка Келеборн.
Пальцы теребили прядь волос, и все в Анариэ выдавало ее сильное волнение.

Отредактировано Анариэ (2011-03-16 11:26:02)

0

42

Келеборн шёл во дворец, чтобы продолжить проследить, как эльфы приготавливают всё к будущему венчанию, которое состоится вскоре здесь, в Ривенделле. И Галадриэль наверняка удастся встретить, если она попадётся по дороге. Мудрец хотел поговорить с ней по поводу дела, которое известно было только ему, но он не очень спешил, предпочтя ещё немного понаблюдать за окрестной красотой. Уже много было и сказано, и спето про сад этого скрытого места, а особенно про лето, когда всё цветёт и благоухает. Фонтаны шепчут своими брызгами лёгкую мелодию, птицы, которые прилетают сюда, не упустят шанса спеть для эльдар свою мелодию. Война не может прийти сюда – так казалось. Жаль, что многие молодые уже забыли об осаде, которая длилась несколько лет во время Эрегионской войны. С тех пор многое изменилось.
Проникая глубоко в свою память и наслаждаясь представленными картинами из прошлого, синда вдруг заметил неподалёку на лавке кого-то. Кто это может быть, неужели ещё один эльф захотел поразмыслить в садах? Идеальное для этого места. Приблизившись, Келеборн смог рассмотреть гостя поближе.
Перед ним сидела эльфийка, с длинными волосами с серебром, как и у него самого и с арфой. Выходит, эта девушка синдэ или тэлери. Одно из двух, хотя эти народы связывают общие корни. Эльф рад бы поговорить со своим сородичем, поэтому решил поздороваться. Чтобы выдать своё присутствие (шаги эльфов бесшумны), он наступил на сухую ветку. Вот только его опередили со словами…
- И тебя приветствую, дева,- сказал Келеборн. Взгляд его светлых очей задержался на её глазах, внимательно вглядываясь в эти очи.- Дай угадаю, ты не из здешний?
Речь мудреца звучало учтиво, он и не старался скрыть своего интереса. Никогда он ещё не видел эту деву, а казалось, за этим месяцы, он помнил почти о каждом, хотя бы смутно. И почему её не было на пирах? Может она сама скажет? Наверняка приехала из-за гор. Но откуда такие гости в обители…

0

43

Страстно хотелось уйти куда-нибудь подальше - но нельзя, это верх неприличия. Приходилось терпеть, но любопытство постепенно одолевало другие чувства.
- И тебя приветствую, дева,-ответил Владыка, и Анариэ отвесила поклон. Пальцы все еще сжимали арфу,единственное напоминание о доме.
Келеборн заглянул ей в глаза, отчего деву начала пробирать дрожь, несмотря на теплый день.
- Дай угадаю, ты не из здешних?
Анариэ глубоко вздохнула, и грустно ответила:
- Да Владыка, Вы правы. Я действительно не принадлежу в жителям Светлой Обители, я всего лишь странствующая менестрель из Ясного Бора, Анариэ.
Ей было больно вспоминать о своем родном доме, и все же, синдэ решила отправляться в Зеленолесье.
Фонтаны пели нежную мелодию, а брызги их создавали прекрасную радугу. Птицы разговаривали о чем-то на своем певучем и быстром языке. Прекрасно благоухали цветы, и казалось, что Тьма не может проникнуть в эту Святую Обитель. Можно было прожить здесь всю жизнь, можно было - но Найрэ не пользовалась этой возможностью. Больше ее привлекали огромные деревья, вечный полумрак родного, и такого дорого для сердца Леса. На губах расцвела мягкая, спокойная улыбка. Да, ей больно было вспоминать о доме, но боль эта была какой то.. сладкой. И больно,  и приятно.

0

44

Значит, Келеборн угадал. Перед ним действительно была дева из синдар, края Ясного Бора, как Зеленолесье называют эльфы. Чудная обитель, бескрайний лес, который в прошлом был поистине огромен. Сейчас он также большой, но не как в древности. Времена меняются, время идёт, а мир, вместе с его жителями постепенно стареет. И это не повернуть, разве что, использовав эльфийскую магию колец. Но пока Единое у Саурона, эльфы не могут пользоваться такими подарками. Очень опасно для носителей. Враг и не должен знать где эти артефакты находятся, иначе будет беда.
Оглядев мимолётно сад, Келеборн повернулся к собеседнику.
- И какие дела сюда привели менестреля?- спросил синда.- Я никогда не был на Севере у Орофера. Как дела в его дворце?
Пока что безобидные вопросы, но интересные. Келеборну очень хотелось знать, какие дела творятся там, в Великом Лесу. Не только потому, что он принадлежал к роду телери, но и вести о врагах могут принести пользу. Особенно в это смутное время.
Видимо разговор затянется. И отдохнуть немного не помешает. Поэтому синда сел на другой конец лавки.
- Надеюсь, я не утомлю тебя беседой, Анариэ,- улыбнулся владыка.
Затем улыбка пропала и лицо эльфа стало серьёзным. Он посмотрел вдаль, видимо раздумывая над чем-то очень важным. Это так, вновь эльфийский ум тревожат мысли о войне Саурона с Нуменором, об этом покушении… всё это мрачные события. И что же эльфам делать в этом водовороте? Что решит король?

0

45

прошел 1 месяц и 5 дней, и Найрэ,наконец-таки смогла вырваться и написать пост  :writing: . Ах да, если есть грамматические ошибки, прошу меня извинить - клавиатура залипает.
- И какие дела сюда привели менестреля? Я никогда не был на Севере у Орофера. Как дела в его дворце? - почему-то, именно этого вопроса Анариэ и ожидала.
- Я не знаю Владыка. Я уже довольно долго путешествовала, и давно не возвращалась домой. Но, если верить вестям, то там все вполне хорошо.
- "Если верить вестям." О Эру, как это глупо звучит! Да ты сама то хоть в это веришь? Может быть, родителей уже давно нет, Фир ушел в странствия, а ты тут "Если верить вестям". - эльдэ старалась ничем не показать свои мысли, лишь переливчато-зеленые глаза могли выдать все.
- Надеюсь, я не утомлю тебя беседой, Анариэ,- улыбнулся Владыка.
Хотелось сказать "Разговоры не могут утомить меня никогда", но дева все же сдержалась, по ее мнению, это прозвучало бы невежливо.
Птицы продолжали петь свою веселую мелодию.
- Вот бы и мне так. С такой же легкостью придумывать мелодию и стихи. - мечтатеьно подумала синдэ.

0