Акаллабет. Падение Нуменора.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Ривенделл » [Дом Элронда] Каминный зал


[Дом Элронда] Каминный зал

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Просторная зала, в которую ведут широкие ворота из пиршественного зала, с резными колонами, освещённые огромным камином. На праздниках здесь можно услышать много песен и историй. По будням здесь обычно тихо, хорошо думать. А камин горит всегда. В зале много кресел и за главным из них сидит владыка Элронд.

0

2

/Начало игры/
Ривенделл – красивый город, он потрясал воображение многих, радовал очи и давал отдых телу и душе. Здесь пели песни и сочиняли стихи. Иногда люди называли его Благословенным Краем, ирония судьбы, не видели они Благословенной земли, и многие поселения эльфов воспринимали с радостью и называли так. Но как не пытались эльфы создать подобие затерянного Валинора – это было не в их власти. За многие столетия тень тления наложила свой отпечаток на все в Срединном мире, и не было магии, способной противиться проклятию Валар. Смертные не могли заметить этого, но с каждым годом все яснее видела Галадриэль несовершенство творений рук эльфов, и пусть Ненья и чары, позаимствованные от Мэлиан дали ей власть над увяданием, но это все само по себе было не вечно.
Вчерашний день, пир, разговор с дочерью, какая-то неудовлетворенность наложила свой отпечаток за ночь на Галадриэль. Она была неспокойна и все сильнее вспоминала о плохом. Покинув покои еще до восхода солнца, Дева гуляла по садам Ривенделла, раздражаясь на следы увядания, которые ее острый глаз выхватывал из общей зеленой массы. В другой день она радовалась бы красотам и душа ее пела от восторга, но нынешнее утро встретила Владычица в раздражении. Ни пенье утренних птиц, ни красноватый прекрасный в своей уникальности восход не возвеселил ее сердце. Понаблюдав за среброголосыми водопадами, и послушав песенку Ульмо, Галадриэль поняла, что не справится с собой так быстро и отправилась к дому Элронда.
Гулким эхом отразились ее шаги под сводами, и свет еще не затушенных светильников заиграл в золотых волосах прекрасной. Войдя в покои Каминного зала Галадриэль села на мягкий диван с коваными ножками, оббитый золотисто-красным гобеленом с узорами цветов и деревьев. Все говорило об исключительном вкусе хозяина.
Это будущий дом моей дочери, - с непонятной грустью подумала Галадриэль и добавила, - моей единственной дочери… - и хотя она могла видеть будущее и знала судьбы многих, судьба ее семьи оставалась в потемках. Иногда просто не хочется знать ни плохого, ни хорошего о будущем. Оно придет в свой строк. Но незнание терзает душу еще более. Порой.
Она открыла лежащую на придиванном ажурном столике книгу, испещренную мелкими рунами, и принялась читать баллады прошлых дней. Многие Галадриэль слышала ранее, но одна настолько заинтересовалаее, что женщина полностью погрузилась в мелодию ритма и рифмы.

+3

3

[Дом Элронда] Покои гостей

Келебриан медленно плыла по широкому светлому коридору, держа под руку отца. Стены жадно ловили рассеянный золотисто-розовый свет, который ослепительными бликами отражался в окнах. Небо, своими нередкими просветами, будто подмигивало двум случайным прохожим. 
Эта игра восходившего солнца навивала на душу девы какую-то, никому не ведомую, безмолвную печаль. Печаль по ушедшему дню, который уже никогда не вернуть. Который час за часом, минуту за минутой, мгновение за мгновением, будет меркнуть в ее памяти и памяти тех, кто видел его. Хоть кто-то запомнит его таким? Вряд ли.
Но она - да. Запомнит, как помнила и счастливые улыбки на лицах родителей, когда впервые в жизни самостоятельно забралась на лошадь.
Время наполняет жизнь новыми событиями, и на их фоне прошлое тускнеет, и угасает, сколь ярким бы оно не было. Остается лишь прожитый день. Один из тысячи точно таких же.
Да, самый обычный день – чего его жалеть? Ведь завтра будет новый. И послезавтра. Эпоха обязательно сменит эпоху. Но принцесса Лоринанда запомнит каждое прожитое мгновение отмеренного вечностью срока.
- Уже поют, - до ушей Келебриан донесся стройный хор веселых голосов.
Дева ускорила шаг. Ужасно хотелось побыстрее добраться до каминного зала, чтобы успеть послушать утренние песнопения, которыми сопровождался каждый новый восход солнца.
Широкие двери распахнулись, и дочь, все так же под руку с отцом, вошла в просторный зал.
Взгляд серебристо-серых глаз сразу привлекла высокая златовласая фигура в белых одеждах. Прекрасная Артанис была полностью увлечена чтением.
Губы принцессы тронула теплая улыбка. Галадриэль, точно так же как и Келеборн, разделяла любовь дочери к всякого рода литературным произведениям.
- Доброе утро, матушка, - Келебриан тихо приветствовала мать, стараясь не мешать менестрелям восхвалять новый день.

Отредактировано Келебриан (2010-11-13 16:08:04)

+1

4

Великием и красотой поражал Каминный Зал Ривенделла. Это место где собираются во время праздников и пиров все барды и менестрели в округе. Место, где можно услышать давние баллады Нарготронда и Гондолина. Много историй и рассказов. Здесь всегда горит камин. Будь то ночь или день, будь пир или праздничный день. Стены расписаны рисунками. Обычно здесь можно тихо и спокойно поговорить. Лучшее место, пожалуй, кроме сада, для этого не найти.
Широкие двери зала распахнулись. Келебон и сам слышал голоса. Он старался поспевать за дочерью. С его большими шагами это не сложно было сделать. В зале находилось много эльфов, которые видимо только позавтракали. Среди присутствующих также эльф взглядом нашёл Галадриэль, чему искренне обрадовался.
- Здравствуй, супруга,- сказал Мудрый ей.- Ты так рано встала.
Как и дочь, синда тоже улыбнулся и стал думать. Он хотел сказать Галадриэль про письмо. Но решил не объявлять своих мыслей в слух и обратиться по осанвэ.
"Галадриэль. На счёт письма ты можешь не волноваться. Оно не дописано и ждёт пера. Но это лишь вопрос времени. Стоит подумать, что отправлять Малгаладу. Но это потом. Всё в порядке?"
Мельком Келеборн посмотрел на эльфов в зале.

+1

5

Из каминного зала, практически по всему Ривенделлу раздавались эльфийские голоса. В это утро там собрались многие менестрели, да и не только они, там были и те, кто любит слушать баллады и песни. Вчера был прекрасный пир, Гилдору он понравился, но ему не довелось побеседовать с гостями из Лоринанда. Конечно, у них и так много дел в Имладрисе, какое им дело до простого менестреля? Хотя Гилдору было бы интересно пообщаться с Келеборном, Артанис и их прекрасной дочерью - Келебриан.
Хм, а вот и многоуважаемые гости, - подумал Гилдор, увидев входящих Келеборна и Келебриан. Кстати, и леди Галадриэль находилась в каминном зале. Интересно, как же он её не заметил?
Может мне спеть именно для них? - промелькнула мысль.
Гилдор как раз сидел недалеко от гостей из Лоринанда. Эльф немного поразмышлял, какую балладу бы спеть? И выбрав, он аккуратно начал потрагивать струны своей арфы. Вскоре для Келеборна, Артанис и Келебриан зазвучала красивая музыка, а позже прозвучал и приятный голос Гилдора:
Зарница всенощной зари
За дальними морями,
Надеждой вечною гори
Над нашими горами!
О Элберет! Гилтониэль!
Надежды свет далекий!
От наших сумрачных земель
Поклон тебе глубокий!
Ту злую мглу превозмогла
На черном небосклоне
И звезды ясные зажгла
В своей ночной короне.
Гилтониэль! О Элберет!
Сиянье в синем храме!
Мы помним твой предвечный свет
За дальними морями!

Потом голос стих, а следом и музыка арфы. Он мог бы спеть ещё что-нибудь, но он решил дождаться: обратили ли внимания на Гилдора гости из Лоринанда.

+3

6

Беловласая дева стояла у камина, наслаждаясь изумительной игрой огня на бревнах. Красноватые, желтоватые и голубые отблески танцевали на фоне белого мрамора с золотыми прожилками. Мир прекрасен и его неизведанные загадки все еще зажигали в душе Галадриэли искру интереса и восхищения творению Илюватара. Как нравилось ей наблюдать, как исходят в иные миры души умерших деревьев, на последок источающие тепло и истаивающие в пламени в камине. Не было ничего страшного в смерти для эльфов, не боялись они ее, но Галадриэль восхищалась способность смертных – деревьев, животных  –  уходить в никуда. Не встречались в залах Мандоса души деревьев, но оплакивалась их смерть, ведь все живое, уходя, оставляет след. Эта загадка волновала душу мудрой эльфийки. Когда она смотрела на огонь, казалось, что это душа дерева исходит синим пламенем, и растворяется в Арда.
Пение одного менестреля сменилось мягким и таким притягающим голосом, знакомым и приятным. Женщина повернулась к певцу, наслаждаясь мягкими звуками арфы, давно знакомыми и такими любимыми словами. Гилтониэль… О, Элберет… Гилдор пел специально для ее семьи, это была большая честь и внимание. Всегда эльфы выделяли ее, Артаниэль из других нолдор, и уделяли ей знаки внимания, уважения, старясь сделать приятное. Это всегда восхищало Белую деву, наполняло ее сердце радостью и счастьем. Но это пробуждало глубоко в ее душе гордыню, с которой старалась бороться сильная эльфийка. Мы пришли в мир не всесильными, мы не должны стараться стать ими. Так думала Галадриэль, и этому курсу следовала, и хотя сжигало ее сердце желание властвовать, подавляла она его и уже сейчас знала, что предложи ей титул королевы, откажется она, предпочитая остаться собой, простой эльфийкой.
В зал вплыла ее дочь, прекрасная дева. Галадриэль считала ее самой красивой среди эльфов, живущих в Средиземьи. Как мать она видела во всем, что делала Келебриан хорошее воспитание и наследственность, впрочем порой хотелось увидеть в нежной деве силу духа, огонь, твердость характера, но увы… увы… Это скорее хорошо, чем плохо, успокаивала себя Галадриэль, так дочь будет в безопасности за крепкими стенами своего дома.
"Галадриэль. На счёт письма ты можешь не волноваться. Оно не дописано и ждёт пера. Но это лишь вопрос времени. Стоит подумать, что отправлять Малгаладу. Но это потом. Всё в порядке?"
Она кивнула мужу в ответ, и вернулась в мыслях к сладким звукам песни, уносящий в воспоминаниях к давно минувшим дням, прекрасному Валлинору, его расцвету…

+1

7

Келеборн услышал песню, которую пел Гилдор, придворный эльф, служащий Элронда и путешественник. Владыке понравился его голос, волшебные звуки арфы и сама песня, поющая об Элберет, королеве звёзд. Но она смолкла. А Келеборн учтиво кивнул Гилдору в благодарности. Он оценил талант менестреля.
Мудрый повернулся к супруге и дочери. С Галадриэль всё в порядке, она ответила на мысли мужа. Но эльфу показалось, что её что-то тревожит. Келеборн присел за одно из кресел у камина, приглашая сесть рядом свою дочь и супругу.
- Если кто-то из вас голодный, прошу проследовать в пиршественный зал. Там сейчас завтрак.
Келеборн посмотрел на дочь, помня разговор наверху, в доме гостей. А ещё он вспомнил об Элронде, который наверняка должен находиться за главным столом пира. Элронд… Келеборн и Галадриэль собирались отбыть из Ривенделла через несколько дней. Пришлось отложить эту поезду на пару недель. А сейчас? Сейчас хотелось остаться подольше. Особенно если дочь и Полуэльф захотят обвенчаться.
Помолвка – важное событие в жизни каждого женатого эльфа. Жених и невеста договариваются о встрече и обмениваются серебряными кольцами. Затем год, а часто больше ждали до свадьбы. Келеборн вспомнил ещё об одном обычаи. Мать невесты должна подарить жениху камень, тоже самое должен преподнести отец жениха невесте. Но отца Элронда давно уже нет в Средиземье. Он парит на своём корабле и дарит людям надежду, являясь сияющей звездой на небе.
- Дочь моя и супруга. Давайте пойдём в зал, там нас наверняка ждёт Элронд. А потом можно насладиться чудесной музыкой и историями.
Келеборн ещё раз взглянул на Гилдора. Интересно, согласится он спеть ещё раз или рассказать об одном из своих путешествий. Синде было интересно, но ещё более важным для него, было то, чтобы его родные не скучали. Но, пожалуй, в этом месте душа эльфов только отдыхает. Есть величавые сады, огромная библиотека и это место – Каминный Зал.

+1

8

Галадриэль слушала прекрасные голоса эльфов. Она тоже любила петь, но в основном, когда настроение было печальное. В такие часы, а иногда и дни эльфийка могла сидеть часами и сочинять, сочинять, напевать песни давно минувших дней или создавать новые мелодии. Деревья вплетали в ее музыку свои ноты. Счастье, экстаз творчества – были величайшим праздником души эльфа. В те далекие дни, когда они вместе с Мелиан трудились над красотой леса, над мельчайшим его населением, травами и даже мхами Галадриэль чувствовала, что большего и не надо. Если бы мир в то мгновение застыл в полудреме, она была бы согласна провести свой век до скончания Арда там. Но эпохи сменяются, грозные события приходят и уходят, необходимость жить далее, действовать, что-то решать не растворяется в сне. Эти песни возвращали хоть на мгновения дела давно минувших дней. И это было прекрасно, вспомнить, хотя не забывал, увидеть, что давно ушло.
Рядом сидел муж, слева от него дочь, словно семейная идиллия. Галадриэль улыбнулась спокойствию, с которым переживал все события ее супруг. Он был прав, воспринимая замужество дочери как должное. Но Галадриэль слишком многое предвидела, и сердце ее было неспокойно за Келебриан и ее род. Что-то темное появилось на горизонте событий, с тех пор, как сообщила дочь свое решение. Еще невидимое горе, но уже ощутимое.
Внезапно возникло непонятное беспокойство, вспомнился Лотлориэн. Никто из верных ей людей давно не присылал вестей, никто из разведчиков из дальних земель не сообщал о событиях на границах ее земель. Это могло быть плохим предзнаменованием.
Галадриэль положила ладонь на руку мужа и своими прекрасными, глубокими глазами посмотрела на него с тревогой.
«Неспокойно  у меня на душе, - мысленно сообщила она Келеборну, - не было ли вестей с Лориэна? Никто не приходил оттуда вслед нам?»

0

9

Келеборн почувствовал прикосновение к своей руке и посмотрел прямо в глаза супруге. Какая у неё мягкая и нежная кожа. В глазах, в которых икрились звёзды, эльф снова увидел ту же тревогу. Это ему не могло показаться. Сразу после он получил осанвэ, мысли жены, которая спрашивала про гонцов из Лоринанда. Но прошёл всего лишь один день. Даже, если бы Амдир отправил кого-то, то посланцы должны были прибыть намного позже. Поэтому Келеборн был немного удивлён. Причин для того, чтобы король Малгалад послал кого-то, не было.
"Нет, и ты бы наверняка первой об этом узнала. Элронд не стал бы скрывать от нас никакой правды".
Чтобы больше не думать о делах на некоторое время, лучше поговорить об этом позже. А сейчас нужно идти на завтрак. И так семья задержалась здесь. Келеборн поднялся со своего места, не отпуская руку Белой Девы.
- Пойдёмте.
Всё уже было сказано. Да и признаться, сам Мудрый немного проголодался. И почему-то ему хотелось увидеть Элронда. Наверное, чтобы поговорить с ним о письме. Всё-таки Полуэльф был одним из самых мудрых в этом доме. И при том уважаемой и благородной личностью. Он – глашатай Гил-Гэлада, хранитель эльфийского кольца. Сейчас в Раздоле хранится два из них. Второе у супруги Келеборна. Но никто из врагов про это не знает, может лишь догадываться.
В это время, эльф заметил один из рисунков на стене. Келеборн задержал на нём взгляд, любуясь картиной. На ней изображён величественный дворец среди белого города, флаги которого как бы развиваются на ветру. На них можно заметить изображение восьмиконечной звезды. Это знак дома Феанора. Эрегион, или Остранна, так называется этот край, сгинувший в первой войне этой эпохи. Сейчас там развалины, но даже камни помнят эльфов, которые их обрабатывали когда-то. Память Мудрого глубоко проникла в эти события и омрачилась тенью. После тех событий, Элронд и государь заслужили большое уважение, потому что владеют большим ясным взором. Они сразу поняли, что с гостем, дарившим дары, лучше дел не иметь. И правильно. Да сам Келеборн не доверял Аннатару, часто высказывался против него, а во время начала Эрегионской войны, даже отбил первую атаку быстрым ударом. Но никто из эльдар не знал, кто Аннатар, пока он не предал их.
От этих размышлений Келеборна отвлекла новая песня. Он повернулся и в толпе заметил какого-то эльфа, распевающего песню, которая показалась очень знакомой. Синда слышал её ещё в Дориате. Память эльфа открыла новые события, но уже приятней.

+1

10

Начало игры

Утро... Утро было достаточно необычным хотя бы уже потому, что залы  дворца в Ривенделле наполнял многоголосый певучий шум. Прямо как в пошлом. Все так странно. Признаться я даже не ожидал увидеть здесь родственницу...  Задумавшись нолдо признаться пропустил тот момент когда в гостевую залу вошли Келеборн с супругой и дочерью.
Правитель заинтересованно рассматривал какую то картину, судя по всему показывающую одну из батальных сцен. Галадриэль же просто приветливо улыбалась присутствующим. Сочтя что с его стороны будет крайне невежливо обращать на себя внимание королевы да и он положительно просто не был уверен как к его присутствию отнесется сама Галадриэль, нолдо достаточно незаметно, используя как прикрытие своих знакомых пересек залу, по пути приветствуя знакомых и друзей. Чуть погодя Халатир услышал как один из гостей запел знакомую и весьма знаковую для него песню. Заинтересовавшись певцом Локсэнаро осторожно идя меж гостей приглашенных владыками Ривенделла через несколько минут стоял подле певца.
Приветствую. Короткий, изящный поклон. с любопытством взглянув на певца нолдо прибавил Давно уже не было слышно хорошего исполнения этой песни. Немного даже неожиданно. Надеюсь, вы не против знакомства? Мое имя вам вряд ли что то скажет. Но, все же позвольте представиться, Локсэнаро из Дома Цветущей вишни. Эльф был по устоявшейся привычке одет в черно-алую одежду, с нашитой на плаще восьмилучевой звездой Первого Дома.

Отредактировано Локсэнаро (2010-12-10 09:20:43)

+1

11

И начертали звезды линию свою, а где-то в утреннем свете теряется в дымке их свет ночной. Но если присмотреться, нет, не тебе, смертный, дано увидеть их средь дня, ты слеп от рождения, то можно увидеть, как сверкают драгоценные камни Варды, как искрятся дорогие россыпи, щедро посеянные доброй рукой, прикрытые золотым покрывалом солнечного света.
В заботе был сотворен этот мир, в любви и порыве творчества. Момент создания не может сравниться ни с чем иным. Порыв творчества священен, и рождается в душе сказка, стихотворение, картина либо мир. Новый, нерукотворный мир.
Как прекрасно творить, и видеть плоды своих трудов. Величайшим наслаждением в мире является творчество, и его венец – результат. И пусть внимательный взгляд может увидеть недостатки, малейшие штришки и погрешности, но все же нет ничего прекраснее. Ибо сотворил Эру своих первенцев, полных творческой энергии и желания создавать.
Иногда Галадриэль чувствовала усталость на душе. Былая энергия, бурлившая не отпитой чашей, казалось, иссякала. Желание творить уходило, сменяясь стремлением к тишине, покою и отдыху. Иногда наступали дни, когда хотелось уснуть и не проснуться. Но бродить неприкаянной душой по Арде – это ведь не отдых? Приходилось жить, и действовать, не смотря на истончающую плоть усталость. И возможно, эльфы не стареют, так как люди, но для Белой девы давно открылась прекрасная истина подарка сделанного Эру людям. Их смертность. Возможность уйти еще до того, как усталость накроет их душу, а дух истончит тело. Пускай неизвестно, куда уходят их души, загадка засела острой иглой в мозгу и бередила любознательность. Но не было ответа ни у майар, ни у валар, а Эру… Он не разговаривает с нею, Галадриэлью.
Слушая прекрасные песни, и разглядывая пришедших гостей, она заметила знакомого из Лориэна. Обрадовавшись, что вот теперь можно будет удовлетворить свое волнение, расспросить о новостях и слухах. Но тут Келеборн встал и пригласил ее на завтрак.
Что ж, можно будет поговорить с ним попозже.
Покидая зал, и проходя мимо, дева прикоснулась мыслью к вестнику из дому:
- Я хочу поговорить с тобой после завтрака в саду, - она ослепительно и радостно улыбнулась, не смотря на внутреннее беспокойство, и последовала за мужем в зал пиршеств.

---->Зал пиршеств

Отредактировано Галадриэль (2010-12-14 22:32:13)

0

12

Во время песни Гилдор заметил, что Келеборн и его супруга обратили таки внимания. Келеборн учтиво кивнул в знак благодарности, но слово не обронил, что вновь показывало его мудрость - попусту не болтает. Песня про Элберет им понравилось, однако, Гилдор был уверен, что они знали её наизусть. В Ривенделле часто звучат баллады о владычице Звёзд, каждый менестрель в Обители полуэльфа знает как минимум пять песен. Сам Гилдор не исключение.
Скучно... может пойти прогуляться? - размышлял эльф.
Менестрель уже собирался пойти в сады, дабы там, в полной тишине снова придумать новые строки. Однако, его прервал один эльф:
Приветствую. Давно уже не было слышно хорошего исполнения этой песни. Немного даже неожиданно. Надеюсь, вы не против знакомства? Мое имя вам вряд ли что то скажет. Но, все же позвольте представиться, Локсэнаро из Дома Цветущей вишни.
Гилдор был рад незнакомцу, поговорить он всегда любил. Сделав небольшую паузу, нолдо ответил:
Здравствуй, Локсэнаро. Спасибо, хотя сомневаюсь, многие менестрели поют здесь эту балладу. Видимо ты редко посещаешь каминный зал, - Гилдор улыбнулся, а потом представился сам, - Я - Гилдор, нолдо из Нарготронда. Рад знакомству.

Отредактировано Гилдор (2010-12-13 22:48:26)

0

13

НПС Локсэнаро

Локсэнор обрадовался такому знакомству. Надо же, один из эльфов Нарготронда, да ещё менестрель! Это заинтересовало мастера музыкальных инструментов, он понял, что перед ним не простой эльф, ведь жил тот когда-то в чертогах самого Финрода Фелагунда, а значит, мудр и талантлив, видел многое, но конечно меньше самого Локсэнора. Если конечно место его рождения не Тирион на Туне, неприступная крепость в Эльдамаре. Будет ещё время узнать, как надеялся сам нолдо. Нужно же ему чем-то заняться здесь, а что может быть лучше дружественной беседы?
- Я давно здесь был. Мой путь лежал через многие зелёные земли, через поля, где свет звёзд так ярок, через леса, где живёт народ певцов и поэтов. Сделано было моими руками много, и будет ещё сделано впредь. Я тоже рад знакомству.
В тоже время эльф сохранял гордость и имел право говорить с Гилдором на равных.
- Ты менестрель в этом доме, не так ли?
Локсэнор про себя решил, что лучше меньше рассказывать о себе, ведь этими воспоминаниями можно омрачить этот прекрасный день. Не забылась клятва, не забыт лорд Маглор, Голос Тириона, хоть и предана была забвению давняя вражда и преступления Первого дома. Тем не менее, эльф гордился своей историей и понимал, что уже ничего изменить нельзя. Впрочем, звезда Феанора уже и так говорила о себе, скрывать что-то будет здесь лишним.
- Или что эльфу из Нарготронда делать здесь?- едва заметно улыбнулся нолдо.- А что ещё ты умеешь играть?
Лучшей темой для разговора будет музыка, и поэтому, Локсэнор решил начать с неё. К тому же ему, как мастеру, было очень интересно послушать собеседника.

0

14

НПС Гилдор.

Локсэнор начал рассказывать о своих путешествиях, но знает ли он, что перед ним также путешественник? Раньше Гилдор часто бродил по зелёным землям, Эриадора и Линдона, бывало даже Рованиона, но сейчас постоянно живёт в Ривенделле. Времена нынче тёмные, опасные для Доброго народа.
- Да, я менестрель дома Элронда, который с любезностью привечает здесь поэтов и певцов. Что я здесь делаю?- Гилдор не ожидал этого вопроса, поэтому он заставил его задуматься.- Если ты о том, как я попал сюда, то я сначала жил в Линдоне, пока не пришёл сюда. Я знаю хозяина этой обители.
Что я умею играть? Много чего. За долгие годы я слышал многие творения эльдар, и не только в Нарготронде и Имладрисе.
А ты? Ты говорил, что ты что-то делаешь своими руками.

Гилдор учтиво улыбнулся. Ему было интересно, как далеко зайдёт этот разговор и к чему это приведёт. Вроде бы нет поводов беспокоиться. Даже звезда Феанора ничего не значила сейчас. Только придавала важности собеседнику. Гилдор ведь не раз побывал в Эрегионе, а его владыкой был внук Великого Мастера.

0

15

Я.. нолдо на миг задумался. Скажем так, меня многие эльдар считают мастером по созданию музыкальных инструментов. блекло усмехнулся Правда, как я сам считаю, мне до настоящего мастера еще есть куда расти. Немного помолчав эльф прибавил в ответ на слова менестреля Нуу, хозяина этой обители, как и высоких гостей я также знаю. Их, мм сложно не знать. Весело улыбнувшись своим мыслям нолдо прибавил. Профессионального певца из меня не стало, да я и не стремился к славе менестреля. Мое призвание музыка и инструменты.  И смею надеяться, что мои поделки заслужили кое какое внимание. Легкий ветерок легко касаясь черных с красноватой искрой прядей волос нолдо чуть заметно шевелил их, он пах ароматом лесных цветов и доносил обрывки веселого и мелодичного смеха эльфов с улицы. Как тут спокойно... Я пожалуй впервые смог снова ощутить это чувство безмятежности и покоя. Горечь от пришедших на миг воспоминаний поднявшаяся при этих мыслях ненадолго заставила эльфа замолчать. Отец все пытался из меня морехода сделать, только увы но у него так ничего и не вышло.  Видно, как принято говорить, сколько волка ни корми-он все в лес смотрит. Он, верно, сейчас считает меня отступником и предателем. Каак же, воспитанник феанариони. Служил у Маглора и считал того своим наставником... Наверняка все уже Там известно. И никак не обьяснить... Да и стоит ли? Он все равно сочтет меня виновным, хотя сам же и прогнал меня на корабль.Чтоб защитить... эти мысли буквально сводили нолдо с ума и освободиться от них Локсэнаро не мог. Отбросив назад лезшую на глаза прядь волос, нолдо продолжая с слегка отсутствующим видом улыбаться поинтересовался у собеседника. Скажи, а есть ли у тебя что нибудь мм новое в репертуаре? Просто, интересно узнавать новое из близкой области интересов.

Отредактировано Локсэнаро (2011-01-12 19:33:13)

0

16

НПС Гилдор

Гилдор удивился. Оказывается перед ним создания музыкальных инструментов мастер. И, кажется, финродфинг слышал про него, по крайней мере, теперь имя его казалось знакомым. Это вызвало у эльфа ещё одну улыбку из-за приятного открытия. Хорошо, что два ценителя музыки вот так встретились.
Локсэнаро поинтересовался о новых песнях и стихах. Гилдор с удовольствием ответил на этот вопрос.
- Да, недавно сочинил одну песню, про весну. Вечером я официально её спою. Надеюсь, ты задержишься тут, Локсэнаро.
Гилдору хотелось больше узнать о своём новом знакомом, но не будет ли это неудобным? Хотя ведь собеседник задал не мало вопросов, так почему нолдо Нарготронда не ответить тем же?
- Так ты мастер. Какие же инструменты выходят из твоих рук? И ты говорил про земли, я тоже путешественник, поэтому мне интересно узнать. В каких краях ты был и что видел?
Эльф надеялся на долгий разговор.

0

17

Я тоже на это надеюсь Гилдор, как и услышать твою новую песню.- приветливо улыбнувшись нолдо прибавил Хотелось бы тут ненадолго задержаться, но увы мое время не всегда мне принадлежит. пожал плечами Что касается инструментов, то в основном струнные. Лютни и арфы, но есть и духовые. Сейчас вот хочу попытаться создать новый инструмент на принципиально новой основе. Правда не хочется пока о нем говорить. Не уверен, что у меня получится хоть что то стоящее. Да и нет того кому я бы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотел создать инструмент. легкий вздох и нолдо по привычке начал крутить прядь своих волос. Где был? Да так, понемногу везде приходилось бывать. слабая улыбка мерцала на губах эльфа. Недавно был в одном из поселений нандор. Встретился с одним знакомым. Я даже не ожидал этой встречи. Думал что он уже покинул эти земли... Зов чаек с каждым годом становится все отчаяннее, а говор волн-сильнее... Немного помолчав нолдо прибавил Сейчас вот хочу навестить в Лоринанде одного из своих друзей, а заодно и поискать сведения касающиеся моей матери. Планировал в ближайшем будущем навестить Гавани, но пока увы нет такой возможности. мотнув головой и поправив защелку на плаще нолдо скользил взглядом по лицам присутствующих раздумывая стоит или нет ему появиться в пиршественном зале.
Кстати, Гилдор, может нам стоит все же появиться в пиршественном зале? изогнув губы в легкой ухмылке нолдо коротко глянул на собеседника продолжая по прежнему покручивать свой локон.

Отредактировано Локсэнаро (2011-01-16 19:49:00)

0

18

Начало игры

Уж чем-чем, а отменной пунктуальностью Нимлондэ никогда похвастаться не могла, да и не осмелилась бы. И дело даже не в том, что она была недисциплинированной и неприспособленной к четким, заранее условленным действиям. Извечной проблемой для занятой нолдэ были неизвестно откуда появляющиеся дела, обычно требующие немедленного решения. А после них, несомненно, следовали виноватые улыбки и немногословные оправдания в сторону тех, кого эльфийская дева невольно задерживала. Когда-то ей хотелось все это изменить; впрочем, вскоре подобное вошло в привычку, и, извиняясь, Нимлондэ больше не чувствовала жгучего стыда. Скорее уж призрачное недовольство – собой, обстоятельствами и упреками ожидающих.
Однако появившись в Каминном Зале, Синкэ отнюдь не выглядела лишенной хорошего расположения духа. Скорее на ее лице был заметен отпечаток сильной усталости, которую компенсировала лишь какая-то отстраненная улыбка. Дева с упоением разглядывала великолепное убранство залы, и ее воображение уже рисовало тот момент, когда она, подойдя к теплому камину, сядет напротив него и протянет руки, наслаждаясь теплом и покоем. Она будет наблюдать за игрой пламени, слушать треск поленьев, и ее усталая душа незаметно начнет наполняться ничем незаменимым ощущением свободы и долгожданного отдыха. После она подойдет к многочисленным картинам, и, иногда трогая пальцами еще не облупившуюся краску, будет осознанно прикасаться к изображенным на них событиям, будто бы принимая в них важную роль. И все же грусть найдет место в ее сердце, ведь Синкэ снова вспомнит Тирион на Туне, ныне такой далекий и недосягаемый…
Раздавшиеся неподалеку голоса заставили Нимлондэ вздрогнуть и вернуться к реальности. Она покачала головой – осколки того Каминного Зала, которой ей так живописно нарисовало воображение, были слишком мелки для того, чтобы снова склеить их в одну общую картину. Задумавшись, она подошла слишком близко к беседующим, и не поприветствовать их, а тем более повернуть назад, было бы явной дерзостью. Поправив складки дорожного плаща, нолдэ вежливо поклонилась. Она внимательно рассмотрела эльфов, прежде чем по обыкновению тихо, но четко промолвила:
- Приветствую вас, господа. Позвольте представиться – мое имя Нимлондэ. Прошу прощения, я не заметила вас сразу.
Нолдэ легким движением руки убрала нависшие на лицо волосы и улыбнулась. Она не была настроена на беседу, а болезненный переход от мечты к реальности все еще терзал ее душу, но обижать родичей дева всяко не хотела.
«Впрочем, я буду надеяться, что Галадриэль и Келеборн заметят меня раньше, прежде чем эти господа сведут меня с ума своими разговорами» – в глубине души девы все же усмехнулась неизменная Синкэ.

+1

19

Создания нового музыкального инструмента заинтересовало Гилдора. Он любит их, даже как-то раз он сделал собственноручно себе арфу. Хотя для эльфа это не великое достижение, плюс он менестрель.
- Но я надеюсь, ты сможешь создать его. Пожелаю удачи, - улыбнувшись сказал эльф.
Потом Гилдор не перебивая, с интересом выслушал Локсэнаро. Он рассказал где побывал и куда хочет отправится потом. Всё это было знакомо Гилдору. Он тоже любит путешествия и побывал во многих местах Средиземья, и это ещё не конец, у него есть много планов, куда ещё стоит отправится.
- Ясно, - промолвил эльф, когда Валамир закончил свою речь, - Я бывал в Лоринанде, и был в Митлонде, видел белые корабли, отходящие в Благословенный Край, когда-нибудь и я взойду на один из них, - улыбнулся Гилдор и на несколько мгновений погрузился в раздумья, - Но не сейчас, я желаю ещё погулять по лесам Средиземья, повидать многие земли, куда ещё не ступала моя нога. Лоринанд прекрасен, да, посети его.
Потом эльф замолчал. Вскоре Локсэнаро предложил пойти в пиршественный зал, Гилдор согласился, кивнув ему в ответ, но только он хотел подняться и отправится туда, как к эльфам подошла леди.
- Приветствую вас, господа. Позвольте представиться – мое имя Нимлондэ. Прошу прощения, я не заметила вас сразу.
- Приветствую, - поднявшись с кресла произнес Гилдор стройной, прекрасной деве из народа элдар. В его глазах отражался свет Благословенного Края, нолдо заметил это сразу, - Я - Гилдор. Рад знакомству.
Он поклонился Нимлондэ и присел обратно в кресло.

+1

20

Нолдо отвлекшись от своих мыслей вежливо улыбнулся недавноприбывшей и почти синхронно с Гилдором встав поклонился коротко проговорил Я-Локсэнаро Также рад нашему знакомству. То что эльфийка явно была из нолдэ Тириона Халатир сразу понял. Однаако, оказывается еще много эльдар из Тириона меряют шагами эти земли. Чтож, надеюсь что мне повезет встретить мать, или хотя бы узнать о ней сведения... Про своего лорда и родича Халатир пытался не думать и тщательно гнал от себя мысли. Да ты прав. Эта земля еще внушает к себе интерес и я хотел бы по возможности подольше здесь быть, но иногда, так хочется вернуться обратно... Cлабо улыбаясь эльф продолжал стоять по привычке покручивая отблескивающий алыми искрами в луче солнечного света локон. Гилдор и ты прекрасная может быть мы все же навестим пиршественный зал, или я ошибся и вы кого то еще ожидаете?
Настроение у нолдо было достаточно приподнятым и Локсэнаро уже успевший ранее узнать о том, что один из его давних друзей также находится поблизости, понадеялся, что увидит его в пиршественном зале дворца Ривенделла.

0

21

Келеборн открыл двери Каминного Зала и осмотрелся по сторонам. Огонь в камине горел по-прежнему ярко, эльфы, которые следили за ним, накидали немного дров. Несколько менестрелей беседовали в углу. Обстановка была радушная и весёлая. Можно было услышать не мало новых песен, которые Келеборн, как синда по происхождению любил, а не использовать этот момент, чтобы послушать их, пока супруги в Имладрисе, было бы глупостью. Да, вчера также много было услышано мудрецом, но сейчас новый день и есть новые сочинения. Эльдар любили складывать стихи, а особо одарённые делали это очень часто. Например, тот же Гилдор из дома Финрода, хотя на счёт его продолжительностью между сочинением стихотворений, Келеборн не мог сказать ничего ровным счётом.
В зале Келеборн, как и ожидал, заметил Гилдора, а с ним Локсэнора, но не только. Еще, какую-ту деву, подозрительно знакомую. Сын Галадона пригляделся и узнал в ней Нимлондэ, верную Галадриэли, родом из Валинора, где эти две женщины и встретились. Вот так неожиданная встреча. Но, пожалуй, зная высокую, тёмноволосую деву, нечему удивляться.
Мудрый подошёл к этим твоим и учтиво поклонился головой, улыбнувшись.
- Приветствую тебя, Локсэнор, из дома вишни, и тебя Гилдор, из дома Фелагунда. Спасибо ещё раз тебе за песню, которую ты посвятил нам с женой. У тебя большие таланты.- Келеборн перевёл взгляд на женщину.- И тебя, Нимлондэ. Верно, Галадриэль сказала тебе следовать за нами. Тебя не было в нашем сопровождении. Позволь всё-таки узнать, зачем моя супруга позвала тебя в обитель Полуэльфа.
Эльф старался разговаривать так, чтобы его речь казалось, сказана была ради интереса. И это действительно так, не хотелось, чтобы эта дева что-то поняла неправильно в словах.
"Ещё, если жена знает, то почему она мне не сказала?"

0

22

При ближайшем рассмотрении ни Гилдор, ни Локсэнаро оказались абсолютно не похожи на тех невыносимых болтунов, которые только и делают, что треплют языком без всякой на то надобности. Оба были высоки и статны, поэтому глядя на них и медленно вникая в их речи, женщина невольно почувствовала облегчение. Подобный поворот событий напрочь лишал ее каких-либо неудобств, ведь она видела перед собой достойных эльдар. Однако в глубине души Синкэ беспощадно винила саму себя, чувствуя, как цепко хватает ее за душу нарастающее недовольство.
«Как я могла так обмануться? Похоже, иллюзии слишком затмевают мой разум, лишая его силы провидения. Я стала видеть все в искаженном свете. Излишне искаженном…»
Нимлондэ тихо вздохнула, стараясь не подать виду. Она все еще продолжала улыбаться, надеясь, что не выглядит сейчас раздраженно ухмыляющейся через силу. Впрочем, все опасения были напрасны; нолдэ казалась прекрасной, и неровно падающий свет от камина скрывал изъяны ее лица, придавая ему весьма необычную, строгую, но в то же время изящную красоту. Она молча вняла приветствиям, переводя взгляд с одного собеседника на другого. Однако предложение Локсэнаро отправиться в Зал Пиршеств дева встретила без особого энтузиазма. Она не хотела излишне рисковать, бросаясь в глаза всем вокруг, да и собственный внешний вид ничуть не радовал Нимлондэ. Плащ, запыленная долгой дорогой обувь и не очень-то аккуратно собранные волосы – какова барышня?
- Я бы рада отправиться с вами, почтенные, однако все же вынуждена отказаться от этого предложения, ибо…
Она не окончила. Дверь с излишним шумом распахнулась, и в Каминный Зал явился среброволосый синда, в котором Нимлондэ почти сразу же узнала Келеборна. Дева имела хорошую память на лица, да и глаза, смотрящие на нее гордо, но в то же время с мудростью, не могли обманывать. Нолдэ поклонилась в ответ на приветствие, явно намереваясь продолжать беседу.
Позволь всё-таки узнать, зачем моя супруга позвала тебя в обитель Полуэльфа.
Интерес Келеборна отнюдь не смутил Синкэ. Она предчувствовала, что такой вопрос несомненно последует, и поэтому безо всякой тени беспокойства и замешательства ответила:
- Я знаю ничуть не больше, чем может кому-либо казаться. Галадриэль позвала меня, и я явилась, потому что привыкла слышать тех, кто нуждается во мне. Остальное же пока сокрыто от моего взора.
Последнее предложение Нимлондэ выделила, явно давая Мудрому понять, что это действительно все, что она может сказать. По крайней мере, здесь и сейчас. Вокруг слишком много ненужных ушей, да и зачем Гилдору с Локсэнаро знать, кто она такая? Пусть лучше дева останется в их памяти неясным образом, неизвестно откуда взявшимся собеседником. Хоть и не очень удачным.

Отредактировано Нимлондэ (2011-01-20 22:21:41)

0

23

Локсэнаро ещё раз предложил пойти в пиршественный зал. Гилдор был не против, однако Нимлондэ отказалась, точнее, она не договорила, в чем же проблема. В зал снова пришёл Келеборн, распахнув двери и осмотрев всех присутствующих. Подошёл он конечно же к троим эльдар, которые как раз знакомились. Синда всех поприветствовал и обратился к Нимлондэ, видимо он с ней уже знаком. Из их разговора стало ясно, что дева - верная Мудрой Артанис, сестры Финрода Фелагунда. Гилдор относился к Галадриэли с уважением и даже с неким покровительством. Но он не смеет присягнуть Мудрым, он всё ещё жалеет о содеянном ещё в Нарготронде. Нужно было идти насмерть за господином, когда тот отправился вслед за Береном в поход. Теперь он предпочитает странствия, однако, Гилдор сейчас служит Элронду, но это его долг, он считает, раз он живёт в обители сына Эарендила, он должен и работать. Гилдор не привык быть нахлебником.
Ну, думаю нам стоит пойти в пиршественный зал. Келеборн только что оттуда, а Нимлондэ вроде не пойдёт.
Нолдо кивнул Локсэнаро, тем самым сказав ему, что он готов идти в зал пиршеств. Гилдор посчитал, что не нужно мешать беседовать Келеборну и Нимлондэ. Эльф встал со своего места и отошел к камину, из которого доносился треск дров и сияло яркое пламя. Там он ждал своего нового товарища. Тут Гилдор задумался об очередном путешествии. Может отправится прямо на днях? С эльфом это не в первые, ему часто хочется всё бросить и снова отправится в путь по землям Средиземья. Но для начала всё-таки нужно узнать, не требуется ли чего Элронду от Гилдора? А то как-то безответственно уходить из Ривенделла не сказав ни слова правителю. Он долго уже живет и служит полуэльфу. Нолдо не собирается бросать Дольн навсегда. Просто попутешествовать некоторое время... Тут он задумался об Локсэнаро, может он составит компанию Гилдору?

Отредактировано Гилдор (2011-01-27 01:22:58)

0

24

Келеборн еле слышно вздохнул. Нимлондэ сказала ему слишком мало, но не забыла главного – позвала её сюда его мудрая супруга. Почему она не сказала своему мужу, перед тем как отправится в долгий путь в гавани, через горы и дикие земли, что за ними пойдёт ещё одна верная? Почему не посоветовалась с ним, когда решала, кого брать в их совместное путешествие, и кому идти следом, как уже делала это неоднократно? Ведь сам Келеборн никаких верных с собой не стал брать, лишь пару доверенных эльфов – помощников, путешествующих с ним и Артанис каждый раз, когда они трогаются в очередную дорогу.
Эльф несколько мгновений об этом думал, начал гадать о причинах поступка, но не стал злиться. Он любил и доверял возлюбленной. Мог бы и сам догадаться, что встретит кого-нибудь знакомого здесь, возможно из Лориэна. Галадриэль могла не знать, зачем ей понадобится разведчица, но предчувствовать. А из-за неуверенности в своих мыслях, она не захотела беспокоить супруга.
Гилдор и Локсэнор отошли от девы и мудреца. Но разговора у них не получилось, синда не хотел сейчас серьёзных тем, он просто желал отвлечься от будней, послушав шум огня большого камина и песни менестрелей, которые так любил. Ведь в крови синдар течёт любовь к музыке, и жива она в мудром сердце этого благородного владыки.
Он направился к высокому креслу, на котором сидел ранее. Оно оставалось по-прежнему свободным. Недалеко о чём-то беседовали нарготрондец и феаноринг, в углу слышались философские споры, касающиеся музыки, двух молодых арфистов. Келеборн налил себе бокал вина из сосуда, который стоял на столе, прислушиваясь к их разговору.
- Всё тут ясно,- говорил один.- Эта прекрасная песня столь чудесна, что её нужно слушать лишь один раз, внимательно, не пропуская ни одной строфы, ни одного словечка. Понимаете?
Странно, эльфы Раздола любят много раз повторять свои песни, хотя бы дважды, а тут кто-то отказывался спеть. Сын Галадона удивился, поднимая полный бокал красной жидкости к своим устам, продолжая слушать.
- Да, но если она так прекрасна,- отвечал второй,- почему бы её не спеть ещё раз?
- Я откуда знаю, у него и спроси. Я бы рад тоже послушать, но…
Хм, а автор обсуждаемого творения оказывается сидит не в зале, а бродит где-то ещё. Интересно, а что за песня? Что за чудесное творение?
Но в этот момент эльфы встали, и, продолжая обсуждать эту тему, вышли из зала. Ненадолго здесь повисла приятная тишина, которую изредка нарушали звуки струн или звонкий голос флейт. Келеборн допил свой бокал и поставил на стол, наслаждаясь минутами покоя.

0

25

Нолдо ненадолго задумался уйдя мыслями в прошлое но это у него продлилось не долго. Приветствие Келеборна вернуло нолдо в настояще. Приветствую вас аран Келеборн- склонив голову в поклоне нолдо несколько удивленно воззрился на одного из эльфийских правителей, ожидая что супруг Галадриэли скажет ему что то, но тот начал общаться с девой Нимлондэ. Сочтя, что если Келеборну он потребуется, то тот ему прямо об этом скажет, нолдо стараясь не помешать раговору Келеборна с эльфийкой подойдя к стене с картинами принялся те расматривать. Разглядывая одну из картин нолдо задумался- картина пугающе четко показала пресловутую резню и Локсэнаро в который рз ощутил дикую смесь боли смешанной с сожалением. Вскоре впрочем задумчивость эльфа был прервана. Причина была вполне тривиальной. Шелест одежды отходящего к камину нового знакомца вернул эльфа в настоящее и Локсэнаро незаметно для увлеченных своим разговором одного из эльфийских правителей и недавно пришедшей эльфийки подошел к синда. Признаться ему было интересно посмотреть на пришедших в зал эльфов, поскольку Халатир надеялся, что встретит хотя бы одного из знакомых, а если повезет то и друзей. Извиняюсь, что заставил вас немного меня подождать. слабо улыбнувшись нолдо пожал плечами и поинтересовался  Кстаати, Гилдор, я тут слышал имя еще одного менестреля. Его имя Элирэн...  Он из Дориата, и я предположил что вы могли бы быть знакомы... Это так? Скажите какого мнения вы о его песнях и музыке? улыбнулся Я сам не профессионал так что мне сложновато судить. Предпочитаю сначала прислушаться к мнению специалистов. при этих словах нолдо легко прикоснулся к локтю нового знакомца пытаясь того увлечь за собой в пиршественный зал.

===>Зал Пиршеств

Отредактировано Локсэнаро (2011-02-17 19:52:32)

0

26

Гилдор продолжал стоять напротив камина, погрузившись в мысли о новом путешествии. Вскоре подошёл Локсэнаро, а следом направился к выходу. Они договаривались пойти в зал пиршеств. Эльф оторвал взгляд от яркого пламя в камине и отправился вслед за новым товарищем. Он ещё не завтракал, утро Гилдор как всегда начал с каминного зала, где он пел песни и играл на арфе, в окружении таких же менестрелей. Теперь подвернулась возможность пойти перекусить. Вчера в том зале проходил пир в честь гостей из Лоринанда. Гилдор присутствовал на многих пирах, ещё даже в Норготронде, поэтому мало что может его удивить, но тем не менее вчерашний пир ему понравился. Эльфы умеют устраивать пышные праздники.
- Идём? - спросил Гилдор, выйдя из каминного зала, остановившись на мгновения и поглядев на длинный коридор, стены которого были украшены дивными иллюстрациями. Проходя по коридору, нолдо с интересом рассматривал картины, как будто видел их впервые. Хотя, его просто восхищало мастерство художников. Некоторых кто рисовал эти изображения Гилдор знал лично. В Ривенделле помимо менестрелей есть и хорошие художники.
===> Зал пиршеств.

0

27

Мир был бы совершенно иным, если бы могли видеть его в истинном, неискаженном свете. Но до тех пор, пока мы смотрим на него, сощурив глаза, через кривое зеркало своих желаний, мы можем познать лишь обманную мишуру иллюзий. После же наступает горечь неминуемого разочарования, которое обычно ходит бок о бок с реальностью. Этот извечный механизм так и не изжил себя, и, похоже, не изживет еще долгое время. Такова жизнь, и нам под силу изменять только детали. Остальное же, к счастью, нам неподвластно. Иначе было бы слишком скучно существовать, зная, каким будет завтра, и понимая все то, что творится сегодня.
Синкэ, не по собственной воле испытавшая и сладостную иллюзию, и нетерпящее пререканий прозрение, постепенно  возвращалась к своему обычному состоянию. Холодный и расчетливый разум все же взял верх над внезапно нахлынувшими чувствами, и нолдэ начала оценивать ситуацию со свойственным ей спокойствием. Каминный Зал, до этой минуты таивший в себе что-то волшебное и загадочное, теперь являлся лишь одной из многочисленных комнат обители Полуэльфа – не более. Вздумай кто, поддавшись назойливым ассоциациям, приукрашенным до невозможности, сравнить это место с Тирионом на Туне – дева без колебаний назвала бы его умалишенным. Сознание, до этого момента возомнившее себя величайшим из художников-живописцев, теперь работало в совершенно ином ключе. Кремень всегда остается кремнем. И Нимлондэ, испорченная твердым логическим разумом, снова вглядывалась в лица, ловила обрывки фраз и составляла собственное видение грядущего. Она не смела безосновательно подозревать в чем-либо своих же родичей, ибо даже для девы, чьей профессией заведомо является недоверчивость, это было слишком низко и слишком подло. Но кто знает, не придется ли ей в недалеком будущем иметь дело с кем-то из тех, кто сейчас с неподдельным недоумением отвечает на взгляд ее холодных, серо-голубых глаз? Если кому-либо и следовало обладать четким, ничем не замутненным даром предвидения, то Синкэ стояла бы первой на очереди. Уж она-то смогла бы правильно и по делу это использовать.
Дева усмехнулась, глядя вслед удаляющимся Гилдору и Локсэнаро. Возможность пойти туда, куда тебя тянет сердце, не колеблясь ни секунды и понимая, что никто не в праве тебя останавливать – именно это являлось настоящей свободой в понимании Синкэ. Сама же она была безгранично зависима, и поэтому нелепо стояла посреди зала, как бедный родственник, приглашенный на свадьбу богатого кузена. Впрочем, если последний вряд ли бы выделил бедняку самый захудалый стульчик, то для нолдэ все было гораздо поправимее. Медленно опустившись в одно из кресел, Нимлондэ обвела глазами весь Каминный Зал, остановив свой испытующий взгляд на Келеборне. Дева прекрасно знала, что синда почувствует его, ибо глаза Синкэ могли прожигать. Отвечать и не отвечать – это уже личное дело Мудрого. Главное для нее сейчас – показать, что она избавилась от страстей, подавила смятение и храброй рукой палача уничтожила отголоски ненужных чувств. Следовательно, если разговор будет продолжен – дева будет только рада и отнюдь не станет противиться. В том, что это все-таки случится, Нимлондэ не сомневалась ни секунды. Келеборн не окончил; он скорее ушел от разговора, посчитав его, видимо, слишком серьезным для этого места. Такое решение не было странным: обстановка в Каминном Зале была более чем разряжена. Однако нарастающее нежелание оставаться в неведении делало свое черное дело, и крупицы недовольства начинали завладевать всем существом Нимлондэ, которая, несмотря на огромные усилия, все же начинала поддаваться. Терпение медленно, но верно истощало свои изначальные запасы.
«Странно, что госпожа до сих пор не появилась. Стоит ли надеяться, что она все же придет вслед за супругом? Возможно, решающий шаг остается за мной. Но я пришла позже других, и вряд ли могу надеяться на отсутствие внимания к своей персоне. Не будет ли слишком большой ошибкой, поддавшись нетерпению, прийти туда, где меня не ждут? Несомненно, будет. Жди, Нимлондэ. Не дай гордыне себя уничтожить».
Рука, покоящаяся до этого на резном подлокотнике, сползла и безвольно повисла. Синкэ не часто задумывалась о своем состоянии. Усталость же была для нее скорее неизбежной последовательностью долгой и изнурительной работы, нежели серьезным поводом для отдыха. И сейчас, сидя в одном из кресел Каминного Зала, дева уже не думала о себе. Ее позвали. Следовательно, она должна ждать. Но чего? Этот вопрос так и остался открытым.

+2


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Ривенделл » [Дом Элронда] Каминный зал