Акаллабет. Падение Нуменора.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Барад Дур » Башня провидца


Башня провидца

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Небольшая шестиугольная башенка в северном крыле Барад-Дура, относится к среднему ярусу, располагается неподалёку от Библиотеки.
Отдана в распоряжение Седьмого Кольценосца, Ономори Моро.
Высокие стрельчатые окна в витражах тёмного стекла, камин слева от входа. Моро любит иногда смотреть на огонь. По стенам стеллажи с книгами и рукописями. Некоторые из них позаимствованы из библиотеки с согласия Властелина Гортхауэра, некоторые были собраны самим Моро, а некоторые и написаны его рукой.
Посередине стоит тяжёлый круглый стол тёмного дерева, рядом с которым располагаются два удобных кресла. На столе лежат бумаги, стоит чернильница с воткнутым в неё пером.

0

2

…Моро одолевала смутная тревога. Уже несколько дней улайро не переступал порога своей башни, тщетно силясь увидеть майар. Он хорошо знал Тевильдо и Таринвитис. Вызвать в сознании их образы не составляло труда для Седьмого кольценосца. Сложности начинались потом. Несмотря на невероятные усилия, воля провидца каждый раз наталкивалась на непреодолимый барьер, пройти который не помогали никакие ухищрения. Настал момент, когда назгул уже готов был поверить, что дар оставил его ни никакие старания не принесут результата, но тут, откуда-то из самой глубины сознания возникло даже не видение, смутное чувство, ощущение далёкого отклика. На самой границе своего восприятия Моро почувствовал знакомое прикосновение чужого сознания. Госпожа Таринвитис., вряд ли провидец мог спутать её с кем-либо другим.  Но назгул никак не мог узреть Тильда. Кот был лишь отголоском мыслей майэ, долетавшим до сознания кольценосца. Моро ухватился за эту тоненькую ниточку, стараясь приблизиться кТарис, почувствовать, что с ней происходит. Тщетно. Единственное, что отчётливо и ясно понимал Седьмой кольценосец, Таринвитис и Тевильдо  живы, целы и невредимы. И всё же Моро чувствовал, что что-то пошло не так,  неправильно, не по плану. Такие обрывки, клочки, лоскуты, лишь отдалённо напоминающие настоящее видение, до крайности раздражали провидца. Наверное, именно это состояние поспособствовало тому, что произошло дальше.
…В башне провидца царила привычная тишина, лишь иногда сквозь тёмное стекло окон сюда проникали звуки окружающего мира. Но в этот раз что-то было не так. Привычная атмосфера неуловимо изменилась  - то ли окружающее безмолвие стало воистину звенящим, то ли Моро на краткий миг абсолютно лишился слуха.
Назгул застыл в своём кресле, отложив от себя книгу, которую только что читал. Окружающий мир замерцал перед глазами, утратил чёткость линий,  яркость красок.  Вся обстановка башни истаивала, расплывалась и постепенно угасала в сознании, будто это был лишь мираж, время которого истекло. Потом была тьма. Моро не мог различить в ней ничего, сколько бы усилий не прилагал. Она мягко обволакивала, пеленала и убаюкивала улайро, даря сердцу иллюзию абсолютного покоя. В тот миг Ономори Моро, провидец Властелина Гортхауэра понял, что прозрел. Ведь именно так начинали разворачиваться перед ним все его былые видения…
…Это был город. Моро никогда не был там, в этом он был абсолютно уверен, как был уверен и в том, что в этих стенах нет ни единого человека. Усилием воли назгул приблизил картину к себе, но она никак не хотела обретать чёткость. Всё, что видел перед собой улайро, было будто бы застлано туманной пеленой. Моро, не отрываясь ни на мгновение, продолжал смотреть на эти призрачные башни и дворцы, когда едва различимый звук достиг его слуха. Это было похоже на всплеск, а потом на шёпот. Видение чуть прояснилось, наполняясь оттенками.
- Этот город… Это гавань, - мысли провидца вихрем кружились в сознании. Виденье же становилось всё более объёмным, красочным, живым. Спустя мгновение Моро понял, почему в нём сразу же возникла уверенность, что в этом городе нет людей. Повсюду он увидел эльфов. Они были чем-то явно встревожены. 
Картина сменилась.  Моро был в некой зале, даже не в зале, а небольшом помещении со сводчатым потолком. Прямо перед ним на полу, прямо на коленях, обхватив рассечённое плечо, сидела женщина, не узнать которую провидец просто не мог. Госпожа Таринвитис. Без сомнения, это была именно она.  Некоторое время Моро в изумлении взирал на свою госпожу, потом же стал искать Тевильдо, но его нигде не было. В том месте госпожа Тарис была одна, она была в беде и, судя по всему, сильно страдала.
Повинуясь внезапному порыву, Ономори протянул руку к раненной майэ, будто желая одним рывком вытащить её оттуда. Видение поблекло, на краткий миг застыло перед глазами и рассыпалось в прах. Моро вновь оказался в своей башне.  В неё царила всё та же тишина, в камине горел огонь, а на столе лежала раскрытая книга.
…Моро не сразу пришёл в себя после увиденного. Каждое видение отнимало у провидца много сил. Когда действительность обрела привычные краски, а разум, наконец, был готов оценивать сложившееся положение, Моро осталось лишь констатировать факт, что миссия, возложенная Властелином Гортхауэром на его ближайших соратников, обречена на провал. Провидец ни на миг не усомнился в опасности, нависшей над госпожой Таринвитис. Своим видениям он давно привык доверять безоговорочно.
Первой мыслью было немедля отправиться к Властелину и рассказать об увиденном. Но по здравому размышлению, Моро понял - Властелин уже знает всё. В первую секунду улайро даже сжался. Испытание гневом Ортхэннера - изощрённая и воистину страшная пытка. Но ничего не произошло. Моро чувствовал в своём сознании пристальный взгляд Гортхауэра, но этот взгляд был сосредоточенно-спокоен и безмолвно велел действовать по своему усмотрению. Но действовать быстро. Моро немного успокоился, его мысли смогли целиком и полностью сконцентрироваться на сложившейся ситуации.
- Но почему? Как такое может случиться? Госпожа Таринвитис одна из сильнейших в этом мире, как и Тевильдо. Почему же она не может просто обратиться летучей мышью и улететь оттуда? – вопросы не давали Моро покоя. На помощь пришла память бессмертного. Некогда он слышал от майар, что пребывание в облике Старших Детей Единого значительно подтачивает их силы и, если ничем их не подкреплять, долгое пребывание в подобном образе становится довольно опасным.
- Наверняка, эльфийская земля обладает подобным же свойством. В таком случае, силы госпожи Таринвитис должны покидать её с всё возрастающей скоростью. Ведь она сейчас пребывает в эльфийском облике, иначе бы она не смогла проскользнуть в этот город. О силы мира! – назгул с размаху ударил кулаком по тяжёлой столешнице.
Мысли провидца не останавливались ни на секунду. Если госпожа Таринвитис в плену и обессилена, то самостоятельно выбраться из этой ситуации она не сможет. Моро вспомнил, как Властелин Гортхауэр говорил в библиотеке о неком Терлоке, его шпионе. Кажется, Моро даже некогда видел этого человека в Барад-Дуре. Ортхэннер сказал, что этот самый Терлок в случае необходимости окажет майар любое содействие. Моро обратился к себе. Противоречия не было. Властелин говорил истину. В Тильде же назгул не сомневался ни секунды. Таринвитис будет вызволена из плена любой ценой.
Остался лишь один не решённый вопрос – обратный путь в Мордор. Если майэ не может подняться в воздух, остаётся одно из двух – попасть в Барад-Дур либо по суше, либо по морю. Первый вариан ничуть не прельщал Седьмого кольценосца. Моро был уверен, что за беглянкой будет погоня. Эльфийские кони неимоверно быстры. Шансы Тарис уйти от преследования и благополучно достичь мордорских границ в данном случае неумолимо стремились к нулю. Оставалось одно – море.
- У Мордора нет своего флота. Держать его на озере Нурнэн просто бессмысленно. Придётся обратиться к людям с Южных Побережий. Кто-то из них, насколько мне известно, состоит на службе у Властелина Гортхауэра, кто-то же за соответствующую плату готов продать тебе всё, чего бы ты не попросил. Что ж…
Окончательно утвердившись в собственном решении, Моро на осанвэ призвал к себе своего слугу. Это был человек из некогда его земли. Ведомый верой в то, что легендарный король Ономори Моро жив и бессмертен, он пришёл в Мордор, чтобы остаться здесь навсегда и стать одним из самых преданных слуе. Чёрного Властелина и его господина, Седьмого улайро. Человека звали Нэндор.
- Явись ко мне срочно. Дело не терпит отлагательств.
Спустя несколько мгновений, дверь в башню бессмертного распахнулась и на пороге, застыв в раболепном поклоне, появился верный слуга Ономори.
- Слушай внимательно и ничего не пропускай, - приглушённо зашипел назгул. – Ты отправишься на Побережья. Мне нужно, чтоб ты нашёл быстроходный корабль и сделал это как можно скорее. Мне плевать, кем окажется его капитан! Пусть он будет хоть самым последним мерзавцем на белом свете, главное. Чтоб это был бывалый и умелый мореход. Обещай ему любые деньги, любые сокровища – всё, что только он ни попросит. Главное, чтобы он согласился отправиться на Север, забрать оттуда одну очень важную персону и доставить её сюда, на юг. Большего ему знать не надо. Как только ты найдёшь подходящего человека, приведи его ко мне. Позже я скажу тебе. Где буду ждать вас. Я должен сам посмотреть на этого человека. Отправляйся в путь немедленно! У нас нет времени!
Нэндор не сказал ни слова. Резко поклонившись, развернулся и спешно покинул покои своего господина. Моро не сомневался, не пройдёт и часа, как один из самых быстроногих скакунов будет нести Нэндора по заданному направлению.
Сам улайро так же не стал задерживаться в своей башне. Незримой тенью провидец проскользнул по коридорам Барад-Дура и оказался в конюшне. Моро велел седлать коня. Конюхом не пришлось приказывать дважды. Слишком много их предшественников на собственной шкуре узнали, что значит минута промедления, когда один из Бессмертных спешит. Прошла лишь пара минут, и к Моро подвели запряжённого, готового к дороге скакуна. Назгул вскочил в седло и вылетел из ворот Барад-Дура, обгоняя ветер. Он старался не думать о том, что его ждёт по возвращении. Сейчас нужно было найти корабль… Чёрной молнией улайро Моро летел в сторону Побережий .

+1

3

Тронный зал

Надо сказать, что Моро ощущал себя истинным любимцем фортуны. Всего лишь выговор... Не бичевание, не выворачивание твоей души наизнанку, не муки сознания... Выговор!!! Это могло означать лишь одно - провидец всё сделал правильно. По здравом размышлении улайро очень хорошо понимал, что приди он тогда с отчётом к чёрному трону, его бы за труды не вознаградили. А тут... проявил инициативу, отлично сработал. Этот выговор можно было со спокойной душой расценивать как поощрение, признание заслуг перед отечеством... Как и ответственность, которую ныне возложили на провидческие плечи.
Жаль, что Моро так и не научился управлять своим даром. Насколько бы проще стало выполнение его задания... Впрочем, ещё оставались войска. Пусть Уно и не могло серьёзно помочь Тёмному Властелину, а всё же Мордору сгодятся все.
Моро спешил в свою башню, когда осанвэ Властелина достигло его разума. Улайро ничуть не удивился. Шпионы, редко показывающиеся в Барад-Дуре, не вызывали у него доверия. Впрочем, ситуация сейчас была просто отвратительная. Майар ещё в Митлонде, а вот Фаразон, оказывается, уже под стенами. Моро сжал зубы...вернее, то, что от них осталось, и влетел в свою комнату. Нити приказов понеслись во все стороны света.
Первое послание получил Нэндор. В нём Моро сомневался меньше всего. Посланец был, скорее всего, уже рядом с Митлондом. Провидец не стал тратить силы и время на вступительные речи и сразу перешёл к делу:
- Найди Терлока. Ты должен его помнить. Он был в Барад-Дуре. Он должен помочь в нашем деле. Но помни, когда он окажется на корабле, его нужно схватить. Он предатель. Он должен быть либо жив и в Мордоре, либо мёртв и где угодно.
Моро не сомневался, что его голос был услышан. Нэндору он доверял как своей правой руке. Всё таки фанатики полезны для государства, в которое верят...
Но теперь оставалось ещё дело Фаразона и его высадки в Умбаре.
Сам улайро войсками практически не занимался и мало думал о войне. Его дар, проявлявшийся лишь от случая к случаю, пусть и довольно часто, - вот, что не давало ему покоя. Моро предпочитал изучать книги, человеческое сознание... Но от обязанностей былого короля его никто не освобождал. Следующий приках полетел ещё одному человеку, служившему в Барад-Дуре.
- Лиэн! Срочно!
Через пару минут в покоях провидца оказался высокий сухопарый человек с маленькими, злыми и очень умными глазами. Моро его терпеть не мог, но и не трогал. Лиэн был ему полезен. Всеми вопросами союза Мордора и Уно занимался большей частью он. Правда, для верности, Ономори иногда проверял его доклады. Ни разу не разочаровался, надо признать.
- Докладывай.
Лиэн расшаркался перед улайро, на что тот лишь махнул рукой. Время не терпело. Вечность закончилась, как всегда, неожиданно.
- Мой господин, мы отослали послов в Уно, они прислали птицу.
- И?
- Кхм, мой повелитель. Наша страна шлёт в Мордор войско.
- Сколько?
- Десять тысяч.
- Мало.
- Больше не смогли.
- Когда прибудут?
- Скоро.
- Когда явятся, генералов ко мне. Свободен.
Лиэн исчез так же быстро, как и появился. Вообще в Барад-Дуре все отличались идеальной исполнительностью, что Ономори Моро то нравилось, то бесконечно бесило. Винтики огромного механизма, просто винтики... Но всё же хорошо, что он один из девяти рычагов Саурона. Это плюс.
Моро упал в своё любимое кресло и задумался. Уно прислало большое войско... Для его страны это означало только одно - она почти беззащитна. Новые воины просто не успеют вырасти. Но ничего... сейчас в том краю относительное затишье, переживёт как-нибудь его далёкая родина. Сейчас надо сделать так, чтоб выстоял Мордор... Мордор...Мордор...
Странно, но провидцу казалось, что никакой войны не будет... От чего? И что-то постоянно мелькало перед уставшим взором. Что это? Неужели призрак нового, ещё не созревшего видения? Улайро вздохнул и закрыл глаза...

-

0


Вы здесь » Акаллабет. Падение Нуменора. » Барад Дур » Башня провидца